Казармы Гайд-Парка являются, возможно, самым значительным памятником, уцелевшим с колониального периода. Это место стало свидетельством становления Сиднея. Именно сюда привозили осуждённых, отсюда они затем мигрировали и здесь проводились самые громкие процессы. С момента открытия в 1819 г. и до конца XX в. казармы были домом для ожидающих приговора, женщин-иммигранток и пожилых нуждающихся женщин. Позднее здесь разместились залы для судебных заседаний, государственные правовые организации и административные учреждения.

Как колониальный административный центр и место распределения десятков тысяч заключённых, казармы Гайд-Парка признаны одним из самых важных мест и включены в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Этот список признал ключевую роль казармы в принудительной миграции преступников из Британской империи по всему миру.

Построенные по приказу губернатора Лахиана Маккуори, казармы Гайд-Парка стали первым учреждением для каторжных работ в колонии. Раньше осуждённым приходилось жить, где придётся. Губернатор Маккуори надеялся, что, построив казармы, ему удастся не только повысить производительность труда каторжников, но и улучшить их моральный облик. Трёхэтажное здание с массивной крышей и простым, но привлекательным фасадом было спроектировано осуждённым архитектором Френсисом Гринуэем (Francis Greenway). Маккуори был настолько впечатлён этим проектом, что обеспечил Гринуэю полное прощение и освобождение.

Осуждённые, проживавшие в казармах, находились на тонкой грани между свободой и заключением. Они были приговорены к тюремным срокам, но казарма — не тюрьма. Прибыв на корабле в Сиднейскую бухту, осуждённые направлялись сюда вверх по склону. Собравшихся во дворе людей затем распределяли. Большинство направлялось на работы в колонии, а ремесленники и специалисты, обладавшие ценными навыками, назначались на государственную службу и жили в казармах. Они обязаны были работать на правительство всю неделю. Но по субботам им позволялось трудиться для своей пользы.

В 1830г. в зданиях вдоль северного периметра начали обустраивать залы судебных заседаний. Это превратило комплекс в оживлённый административный центр распределения заключённых. Здесь рассматривались дела средней тяжести, а также регулировались споры между осуждёнными и работодателями. Оправданным предоставлялось помилование и выдавался билет на Родину. Но малейшие признаки неповиновения карались одиночной камерой и поркой. Более серьёзные преступления означали длительный срок заключения. Особо опасных преступников в цепях отправляли в резервации, расположенные на о-ве Норфолк или в Порт-Артуре. Тур в Австралию