Австралия в мировой экономике: СТРАНОВОЙ И РЕГИОНАЛЬНЫЙ АСПЕКТЫ АВСТРАЛИЙСКОГО ЭКСПОРТА

Мощный финансовый кризис, потрясший в 1997-1998 гг. Восточную Азию, заставил правительства затронутых им государств обратить пристальное внимание на слабые места в структуре национальных хозяйств, приступить к экономическим реформам и поискам новых партнеров в сфере торговли и инвестиций. Многие из этих стран начали перестройку своих финансовых систем, совершенствование управления корпоративным сектором, снижение уровня задолженности, торговых и инвестиционных барьеров. Те страны, которые смогли своевременно и эффективно осуществить реформы, восстановили свою экономику особенно быстро. Даже Япония, сопротивлявшаяся преобразованиям в течение ряда лет, прибегла к реформированию экономики, прежде всего неустойчивого банковского сектора.

Реформы, осуществленные в странах региона, открыли новые возможности для австралийских экспортеров и инвесторов. В частности, Южная Корея провела либерализацию инвестиционного климата в большинстве отраслей, включая банковский сектор и сферу недвижимости. Таиланд отменил некоторые ограничения на иностранные капиталовложения в недвижимость и финансовый сектор. Индонезия сняла препятствия перед иностранными инвестициями в оптовой и розничной торговле. Гонконг ослабил ограничения деятельности иностранных банков. Сингапур отменил 40-процентный лимит участия иностранного капитала в банковских учреждениях. Возросшие возможности Австралии в торговле определялись прежде всего уменьшением импортных пошлин. В Индонезии они снизились на большинство видов продовольствия, в Южной Корее — на ряд товаров, включая промышленное оборудование и продовольствие, в Малайзии — на фрукты, овощи, молочные и морские продукты, в Таиланде — на хлопок, шерсть, люпин, фанеру и т.д.

Иностранные экспортеры и инвесторы существенно выигрывали от упорядочения экономического климата в странах Восточной Азии, сводившегося к улучшению юридических основ управления корпоративным сектором. Так, Индонезия и Таиланд усилили законодательство о банкротстве, Южная Корея помимо прочего рационализировала бухгалтерскую отчетность и стандартизацию. Япония повысила требования к отчетным стандартам как для банков, так и для небанковских учреждений. Малайзия усилила контроль за банками и требования к стандартизации в финансовом секторе.

Проведенные в 1998-1999 гг. реформы обеспечили значительное улучшение состояния экономики указанных стран. Когда эти реформы завершатся, хозяйство стран региона будет защищено от внешних ударов и создана ситуация для более устойчивого экономического роста в будущем.

Северо-Восточная Азия

Япония. Центральная страна региона, вторая в мире по размерам экономики, создает 15% мирового продукта и обладает одним из наиболее высоких доходов на душу населения. На ее долю приходится 70% всего производства в Восточной Азии. Она доминирует в регионе по инвестициям в обрабатывающую промышленность. Тем не менее в конце 90-х годов XX в. японская экономика переживала значительные трудности. В 1997 г. при населении 126 млн. человек ВВП Японии составлял 4,2 трлн. долл. США, доход на душу населения — 33,2 тыс. долл., а импорт исчислялся в 338,6 млрд. долл. Предполагалось дальнейшее уменьшение ВВП.

В 1998 г. под влиянием финансового кризиса японское производство стали снизилось на 10% и соответственно уменьшился спрос на австралийские уголь и железную руду, что привело к снижению их импорта в 1999 г. Однако уже в 2000 г. и в последующие годы произошел беспрецедентный рост закупок угля и железной руды для нужд японской металлургии. Имеются также благоприятные возможности увеличения поставок угля для новых теплоэлектростанций, число которых неуклонно возрастает.

В первые годы XXI в. неустойчивость японской экономики сохранялась[1]. В 2001 г. экономический потенциал Японии упал на 0,4%, прогнозировалось, что в 2002 г. он уменьшится еще на 1%. Этому способствовали глобальные изменения в высокотехнологичном секторе и падение спроса со стороны ведущих торговых партнеров, приведшие к сокращению промышленного производства, экспорта и инвестиций. Частное потребление также оставалось низким. В 2001 г. было зарегистрировано 160 тыс. банкротств (максимальное число за всю историю страны).

Реакция японских властей на экономический спад была ограниченной. Правительство Дз.Коидзуми объявило о двух поправках к бюджету. Только первая —на 30 трлн. иен (480 млрд. долл.) могла быть профинансирована за счет установленного лимита государственных заимствований по март 2002 г. Вторую в сумме 2,5 трлн. иен (40 млрд. долл.) намечалось профинансировать за счет поступлений от продажи государственной компании «Ниппон телеграф энд телефон». Проведение каких-либо мероприятий в сфере денежного обращения считалось невозможным, поскольку номинальная процентная ставка и так уже была близка к нулю.

2001 год показал, что репутация Японии в глазах ведущих мировых финансово-кредитных организаций снизилась, отражая уменьшение ее способности обслуживать государственный долг, который возрос до 142% ВВП. В ноябре 2001 г. рейтинг японских правительственных облигаций был понижен международным агентством «Фитч». В декабре того же года «Стандард энд Пурс» понизила рейтинг Японии до низшего разряда по кредитным возможностям среди экономически развитых стран.

Погашение задолженности банковскому сектору остается ключевым моментом оздоровления японской экономики и стимулом дальнейшей реструктуризации корпоративного сектора. Премьер-министр Дз.Коидзуми заявил о необходимости концентрации сил на реформах, но прогресс в первые годы XXI столетия был незначительным. Экономический рост, вероятно, будет сдерживаться структурными проблемами и сокращением трудоспособного населения в близкой и среднесрочной перспективе.

Общая экономическая ситуация в мире создает некоторые проблемы для австралийского экспорта. Тем не менее это не сказалось на состоянии экономических отношений Австралии с Японией. Между странами существует исключительно тесная взаимозависимость. Япония — крупнейший торговый партнер Австралии, ас 1967 г.— главный ее экспортный рынок. На Японию приходится около 20% австралийского экспорта. Японские туристы — главный источник валютных поступлений от услуг. В 2000 г. экспорт Австралии в Японию оценивался в 21,8 млрд. долл. против 13,4 млрд. в 1990 г., а в 2001 г. — в 23,7 млрд. долл., но в 2002 г. уменьшился до 22,2 млрд. долл. Австралия — одна из немногих стран, с которой Япония имеет значительный торговый дефицит. В 2000 и 2002 гг. он достигал 6,5 млрд. долл.

Австралия экспортирует в Японию такие товары, как уголь, железная руда, алюминий, сырая нефть, сжиженный природный газ, корма для животных, говядина, сыр, фруктовые и овощные соки, морепродукты.Японский рынок — один из основных для австралийских сахара, пшеницы и шерсти. В 1997/98 г. промышленные товары, включая офисное оборудование, электронные компоненты и поршневые двигатели, составляли 15% австралийского экспорта в Японию. Вывоз промышленной продукции сложной обработки увеличился до 808 млн. долл. по сравнению с 662 млн. долл. в 1992/93 г. при среднегодовом росте на 2,5%.

Япония сохраняет свое исключительное значение как для нынешних, так и будущих австралийских экспортеров. Австралия является третьим (после США и Китая) по важности поставщиком продукции в Японию. Страны Юго-Восточной Азии, включая Индонезию, в результате кризиса 1997-1998 гг. сократили туда свои товарные поставки. Понижение курса австралийского доллара было дополнительным фактором повышения конкурентоспособности Австралии особенно в состязании с США, тем более что курс иены по отношению к американскому доллару с 1995 г. резко упал.

Главными статьями австралийского экспорта в Японию в 2001 г. были уголь (5,7 млрд. долл.), железная руда (2,2 млрд. долл.), алюминий (1,7 млрд. долл.), а также говядина (1,7 млрд. долл.). Очень быстро растут поставки в Японию сырой нефти, достигшие в 2002 г. почти 1 млрд. долл. США. Что же касается импорта из Японии, то он поднялся до беспрецедентно высокого уровня—15,7 млрд. долл. Характерно, что значительная часть австралийского экспорта в Японию предназначается не для внутреннего потребления, а для реэкспорта.

Потребность Японии в энергоресурсах возрастает примерно на 2% в год. На японском рынке энергетических ресурсов лидирует Индонезия, за ней следует Австралия, затем идут Бразилия и Индия. Австралия является основным экспортером коксующегося угля, по этой продукции с ней конкурируют Канада и США. В сфере поставок говядины Австралия сталкивается с серьезной конкуренцией со стороны США и Новой Зеландии, продовольствия и напитков — США, Китая, Таиланда, строительных конструкций и материалов — Канады, США, Швеции и Финляндии, автомобилей — США и Европейского союза.

Японские потребители, как самые платежеспособные, наиболее разборчивы и особенно требовательны. Они готовы доплачивать за качественный товар или услуги. Та фирма, которая может удовлетворить повышенный спрос или обладает качественными или технологическими преимуществами, ставит себя вне конкуренции. Австралийская компания «Аустрэйд» продолжает концентрировать свою деятельность на увеличении такого экспорта, который обладает либо стоимостными, либо качественными преимуществами или является по сути новой продукцией. «Аустрэйд» направляет за рубеж миссии организует торговые выставки и проводит маркетинговые кампании, с тем чтобы помочь расширить возможности для австралийских поставщиковавтомобильных частей, оборонной и экологической продукции, а также судового оборудования, информационных технологий, профессиональных и образовательных услуг.

Япония — крупнейший в мире импортер продовольствия,ввозящий его примерно на 70 млрд. долл. США в год. Несмотря на ослабление государственного контроля, многие секторы японского рынказащищены тарифными и иными барьерами.

«Аустрэйд», используя специальные программы, способствует продвижению на японский рынок продуктов питания высокого качества— экологически чистых, свежих и сезонных. В последние годы Австралия существенно расширила доступ в Японию своей сельскохозяйственной продукции, но значительные препятствия все еще сохраняются.

Сравнительное преимущество Австралии в области новой продукции, в частности, кроется в использовании прогрессивных строительных и технических возможностей, включая бетоноукладку, легкие стальные конструкции и модульные сооружения для строительства домов, подготовку рабочих разнообразных специальностей и высокообразованных специалистов в области дизайна и строительства объектов. Австралия может поставлять качественный кирпич, железобетонные конструкции, черепицу и т.п. Растет также спрос на австралийские оконные рамы, двери и мебель, гарнитуры для кухонь и кабинетов. Совместная австралийско-японская жилищная компания и «Аустрэид» стремятся расширять торговлю австралийскими строительными материалами всеми способами.

В настоящее время Япония располагает вторым в мире (после США) рынком информационных технологий. Немногочисленные австралийские компании, действующие в этой области, значительно расширили сбыт компьютерного и телекоммуникационного оборудования и программного обеспечения, а также деятельность, связанную с банковскими услугами, оборотом недвижимости, полиграфией, коммуникационной связью, Интернетом.

Австралия заинтересованарасширять экспорт автомобилестроительной продукции в Японию, хотя последняя является крупнейшим (после США) производителем и главным инвестором в эту отрасль в Азии и Австралии. Однако Австралия располагает достаточным потенциалом в сфере производства, дизайна и подготовки кадров для крупных японских автомобильных компаний, расположенных во многих странах мира. В 1998 г. австралийский государственно-предпринимательский Совет по торговле автомашинами провозгласил правительственную автомобильную стратегию, обозначившую Японию в качестве приоритетного рынка. В токийское представительство «Аустрэйд» был назначен специалист, задача которого состоит в ознакомлении клиентуры с возможностями австралийского автомобилестроения.

Как уже отмечалось, Австралия —крупный производитель быстроходных алюминиевых паромов. Она удовлетворяет 40% их мировой потребности, тогда как в Японию поступает лишь 3% такой продукции. В связи с этим «Аустрэйд» направляет туда торговые миссии и расширяет соответствующую рекламу.

Япония, со своей стороны, представляет новые возможности для австралийских экспортеров. Например, реформа финансового сектора увеличила спрос японского населения на австралийские банковские услуги. Изменения, внесенные в законы о корпорациях, налогообложении и бухгалтерском учете, привели к существенным сдвигам в деловом менталитете японцев и экономической среде в целом. Меры, направленные на слияние, приватизацию и ликвидацию ряда японских государственных корпораций, отвечают интересам австралийских предпринимателей. Они успешно внедряются на продовольственный рынок Японии. Многие рестораны и сеть закусочных быстрого обслуживания все больше используют в своем меню австралийскую говядину, особенно после обнаружения в США коровьего бешенства. Австралийские растительные и животные масла и жиры, не содержащие генетически модифицированных компонентов, также зачастую пользуются предпочтением. В 2001 г. экспорт продовольствия в Японию возрос до 35,4 млн. долл., превысив показатели предыдущего года на 35%. В целом австралийский экспорт продовольствия составил 440 тыс. т и оценивался в 143 млн. долл. Австралия заинтересована в сохранении на японском рынке своего имиджа поставщика экологически чистой продукции.

По мнению австралийских предпринимателей, развитие может получить партнерство с японскими инвесторами в деле снабжения местного рынка новой продукцией. Например, компания «ИчигоАустрэйлиа» запросила производителей клубники в Хобарте заняться выращиванием ее разновидности, именуемой «тойнока». Японские потребители — рестораны и фруктовые магазины — предпочитают именно этот сорт, выращенный на острове Тасмания. Японские компании наладили в Австралии производство лапши и специального вида риса для производства саке с целью снабжения ими своего населения. Компания «НокувеАустрэйлиа» в 2002 г. завершила строительство мясоперерабатывающего завода в Ваушопе (штат Новый Южный Уэльс), который производит «мраморное» мясо для японского и других рынков.

Японцы проявляют возрастающее внимание к качеству жизни и услуг, предоставляемых своему быстро стареющему населению. В Японии успешно продаются такие австралийские продукты личной гигиены, как лосьоны и косметика. Их экспорт в 2001 г. достиг 9 млн. долл. Во многих магазинах можно купить австралийские купальные костюмы, рабочую обувь, одежду, конную упряжь и т.п. Успехи в экспорте австралийской потребительской продукции свидетельствуют о широте возможностей, связанных с японским образом жизни. Вспомним хотя бы выставки австралийского опала, жемчуга и бриллиантов. В 2001 г. Австралия стала шестым поставщиком драгоценно­стей в Японию (примерно на 529 млн. долл.).

Япония является для Австралии третьим по размерам рынком услуг, стоимость которых в 2000 г. составила 3,5 млрд. долл. В поступлениях от услуг доминируют доходы от туризма и транспорта. В 2001 г. Австралию посетили 681,3 тыс. японских туристов. По сравнению с 2000 г. их число уменьшилось только на 5%, несмотря на резкий спад туризма вследствие событий 11 сентября 2001 г. в США. Услуги Японии в 2000 г. оценивались в 1,9 млрд. долл., или 6% общего их объема. Велика доля японцев (6%) среди иностранных студентов, обучающихся в Австралии.

В 2002 г. Австралия добилась новых успехов на рынке Японии. В мае премьер-министры обеих стран сделали совместное заявление о том, что будут изучаться все возможности для укрепления торговых и инвестиционных отношений. При этом соответствующим инстанциям поручалось выработать необходимые рекомендации к середине 2003 г.

В июле 2003 г. премьер-министр Австралии Дж.Говард и премьер- министр Японии Дз.Коидзуми подписали Генеральное соглашение о торгово-экономических отношениях. Оно подтвердило намерения Австралии продолжать развивать торговые и инвестиционные отношения с Японией. Соглашение предусматривает, что стороны будут стремиться к дальнейшей либерализации торговли и инвестиций и с этой целью проведут необходимые исследования. Соглашение включает ряд новых инициатив, нацеленных на улучшение двусторонних торговых отношений и расширение контактов прежде всего по вопросу торговли продовольствием и энергетическими ресурсами, информационных технологий, регулирования рынков ценных бумаг и конкуренции.

Япония остается крупнейшим рынком Австралии, ее экспорт в эту страну в 2004 г. оценивался в 22,2 млрд. долл.

Китай. Финансовый кризис 1997-1998 гг. отрицательно повлиял на рост ВВП Китая и привел к снижению его импорта. Однако уже в 1999 г. он вновь возрос и достиг самого высокого уровня за 90-е годы XX в., что было одним из свидетельств улучшения экономического положения страны. В начале этого десятилетия китайская экономика довольно успешно справлялась с понижательными тенденциями в мировом хозяйстве.

Китайский товарно-инвестиционный рынок чрезвычайно перспективен для Австралии. Китай занимает шестое по размерам экономики место в мире, его хозяйственное развитие происходит очень быстрыми темпами. ВВП страны в последнее десятилетие XX в. увеличивался в среднем на 8,2% в год, а в 2000 г. вырос на 9,1% по сравнению с предыдущим годом. Такой быстрый рост частично является результатом низкой исходной базы, но в большей степени — следствием рыночных реформ, включая те, которые были условием вступления в ВТО. В последнее время наблюдаются некоторые признаки «перегрева» в отдельных секторах хозяйства, что поставило вопрос об устойчивости нынешних темпов экономического роста. В 2001 г. рост ВВП (7,3%) был даже несколько выше правительственной установки (7%), но не­сколько ниже, чем в 2000 г. Ожидалось, что в 2002 г. рост ВВП снизится до 6,8%.

Однако высокий уровень государственных инвестиций наряду с расширением внутреннего спроса и сравнительно низкой зависимостью от экспорта стимулировал дальнейший динамичный экономический рост Китая. В 2003 г. валовые вложения в основной капитал составили 43% ВВП страны по сравнению с 35% в конце 90-х годов. Прямые инвестиции являлись при этом главной особенностью. Китай поглощает их больше, чем любая другая страна мира (в 2003 г. около 53,5 млрд. долл. США).

Экономический прогресс Китая совпал с быстрыми изменениями в структуре производства и торговых потоках между странами Восточной Азии, между их рынками и рынками третьих государств. Обращает на себя внимание, что Китай все более внедряется в производственную сферу азиатских стран, стимулируя рост региональной торговли. Об этом свидетельствуют высокая доля сырья, закупаемого в соседних странах для последующей переработки, и полуфабрикатов с целью реэкспорта, значительный поток прямых инвестиций из новых индустриальных стран (НИС) Азии. Но несмотря на усиление производственных и торговых связей с азиатскими соседями, китайский экспорт по-прежнему тесно привязан к США и Европейскому союзу.

Быстрый экономический рост Китая вызвал спрос на различные ресурсы, включая уголь, нефть и сталь. В 2003 г. китайский импорт вцелом увеличился на 40%, впервые превзойдя размеры японского.Австралийский экспорт в Китай в указанном году увеличился на 3%, при том что зарубежные поставки Австралии в целом сократились на 3%. Вывоз в Китай основных видов австралийской продукции в 2003 г. достиг своего максимума, включая сырую нефть, железную руду и уголь.

Хозяйства Китая и Австралии в значительной степени взаимодополняемы. Австралия конкурентоспособный поставщик сельскохозяйственных, энергетических, минеральных ресурсов и некоторых капиталоемких видов продукции, тогда как Китай– производитель исключительно трудоемкой продукции. По мере развития китайской экономики и роста городского населения во все возрастающем объеме Китай потребляет австралийское сырье, он обладает также громадным потенциалом для использования австралийских услуг, особенно в связи с развитием среднего предпринимательства. Это проявляется прежде всего в сфере образования, туризма, подтверждается расширением объема предоставляемых профессиональных услуг.

Конкурентоспособность и огромный потенциал китайской экономики предопределяют высокий приоритет заключенного в октябре 2003 г. торгово-экономического соглашения Австралии с Китаем, включающего изучение вопроса об образовании между ними зоны свободной торговли. Создается большая определенность для австралийского бизнеса в Китае.

Для Австралии Китай — третий по важности торговый партнер, четвертый позначению экспортный рынок. А с учетом австралийского экспорта в Гонконг, значительная часть которого направляется в континентальный Китай, превращает его во второй для Австралии по значению экспортный рынок (2002).

Австралийский экспорт в Китай, существенно снизившийся в 1998 г., значительно возрос уже в 1999 г. В 2000 г. он превзошел этот уровень и по стоимости составил 6 млрд. долл., а в совокупности с экспортом в Гонконг по объему приближался к австралийскому экспорту в США. В 2001 г. произошел новый скачок австралийского экспорта: за год он возрос на 26% — до 7,6 млрд. долл. В 2002 г. поставки в Китай оценивались в 8,4 млрд. долл. Австралийский товарный импорт из Китая в том же году увеличился лишь на 14% — до 0,3 млрд. долл., в 2002 г. достиг 12,8 млрд. долл., а в 2003 г.— 14,3 млрд. долл. Экспорт австралийских услуг из Китая в 2000 г. возрос на 26% — до 762 млрд. долл. Импорт услуг из Китая тогда же достиг 710 млн. долл., т.е. повысился за год на 19%.

Знаменательно, что поставки Австралии в Китай растут быстрее, чем ее экспорт в целом. Есть все основания считать,что исключительно важный китайский рынок будет продолжать уверенноразвиваться. Взаимодополняемость австралийского и китайского хозяйств, особенно в сфере инфраструктуры, добычи полезных ископаемых и производства сельскохозяйственной продукции, является прочной основой торгового и экономического сотрудничества. В связи с этим возможности австралийского бизнеса в различных секторах хозяйства Китая продолжают расширяться, особенно в сфере услуг, инфраструктуре, высокотехнологичной обрабатывающей промышленности и экологии.

Более 3/4 товарного экспорта Австралии в Китай состоит из шерсти, пшеницы, сахара, ячменя, хлопка, железной руды, сжиженного газа (пропана и бутана), окиси алюминия (глинозема) и угля. Значительны перспективы расширения экспорта промышленных товаров, продовольствия и услуг. Вывоз промышленных товаров простой обработки увеличился с 233 млн. долл. в 1996/97 г. до 304 млн. в 1997/98 г., а сложной обработки— соответственно с 351 млн. до 419 млн. долл.

Китайский рынок открывается для широкого круга минеральных и энергетических ресурсов. Благоприятные возможности существуют также для продажи переработанного в продовольствие и напитки сель­скохозяйственного сырья, телекоммуникационных и информационных технологий, средств транспорта (железнодорожного подвижного состава, быстроходных паромов и авиационной техники), автомобильных запчастей, горнодобывающего и энергетического оборудования.

Австралия придает большое значение экспорту в Китай сжиженного газа, шерсти, привлечению китайских инвестиций в сталелитейное производство, улучшению условий продажи пшеницы, расширению видов и масштаба услуг. Восстановление и развитие в Китае обрабатывающей промышленности в результате экономических реформ и торговой либерализации делает Австралию еще более важным источником высококачественного сырья. Она намерена диверсифицировать свою торговлю по мере того, как все более значительные части китайского рынка станут предъявлять спрос на высококачественное продовольствие и сложные промышленные товары и услуги.

Тем не менее на рынке Китая Австралия сталкивается с острой конкуренцией других государств, особенно США, Канады, Новой Зеландии. Преимущество Австралии заключается в том, что она географически близка к Китаю и обладает репутацией надежного поставщика высококачественных товаров, прежде всего таких ключевых, как шерсть, сахар, морепродукты и уголь. Австралия пользуется также устойчивой репутацией как производитель технологического оборудования и аккумулятор знаний в таких приоритетных для Китая сферах, как агробизнес, подготовка кадров, инфраструктура и экология. Поставляя продовольствие и напитки, Австралия не испытывает влияние сезонных перепадов и может быстро поставлять продукцию на рынки, в то время как ее конкуренты должны приложить значительные уси­лия, чтобы своевременно поставлять свежие сельскохозяйственные продукты. Участие в крупных торговых выставках, развитая распреде­лительная сеть и маркировка продукции способствуют продвижению австралийских товаров на китайский рынок.

Отношения Австралии с Китаем в области торговли и инвестиций начались со скромных размеров, но теперь стали довольно значительными и разнообразными. Однако на пути дальнейшего развития экономических отношений между ними стоит еще немало преград. Несмотря на большой прогресс в деле снижения барьеров, рынок Китая остается чрезмерно защищенным именно по тем товарам, по которым Австралия располагает наибольшим экспортным потенциалом. КНР выставляет высокие тарифные и нетарифные барьеры на пути экспорта сельскохозяйственных товаров. Например, экспорт австралийской шерсти сдерживается ограничительной квотой. Проблемы по контрактам, частые их изменения и даже отмена усугубляются требованием китайских властей подвергать сертификации все товары. В ноябре 1998 г. в результате переговоров Китая с Австралией и Новой Зеландией это правило было несколько смягчено. Продажа австралийских садовых культур ограничивается главным образом из-за отсутствия двусторонних карантинных протоколов, а также из-за высокого уровня пошлин. Экспорту вин в Китай препятствуют высокие тарифы, а также 17-процентный налог на стоимость и 10-процентный на потребление. Импорт мяса продолжает ограничиваться нуждами гостиниц и ресторанов. На пути расширения экспорта таких продуктов, как пшеница, рис, сахар и растительное масло, стоят таможенные пошлины или квотирование. Китай использует импортные лицензии и квоты для осуществления национальной системы контроля за ввозомряда товаров.

Хотя в контексте проводимых экономических реформ Китай приступил к сокращению торговых ограничений и рационализации процесса выдачи импортных разрешений, квотирование сельскохозяйственных продуктов сохраняется. Китай ограничивает типы и число предприятий, действующих в сфере внешней торговли. Импорт и экспорт некоторых ключевых товаров осуществляют только специальные внешнеторговые корпорации, контролируемые правительством. Если местные оптово-розничные предприятия могут закупать производимую в стране продукцию непосредственно у национальных производителей, то закупки импортных товаров могут осуществляться только у компаний, наделенных специальными внешнеторговыми правами.

В октябре 1997 г. Китай снизил средний уровень импортных пошлин с 23 до 17%. Это стало еще одним шагом к снижению среднего тарифа до уровня, существующего в развивающихся странах (15%). Однако эта мера не была всеобщей, на многие товары австралийского экспорта сохраняются высокие пошлины, например на вина (65%), молочные продукты (50%), обработанное продовольствие (55%). Высокие тарифы и их непредсказуемое использование создают трудности для австралийских внешнеторговых компаний.

В настоящее время Китай продолжает сохранять ряд барьеров на пути австралийского экспорта. Это тарифы, нетарифные меры, стандартизация, инспекции, внутренние субсидии и особенно промышленная политика, отдающая предпочтение ключевым экспортно-ориентированным отраслям. Тем не менее Австралия добилась прогресса в разрешении карантинной проблемы по сельскохозяйственному экспорту. С сентября 2000 г. пшеница и ячмень, экспортируемые в Китай, больше не нуждаются в сертификации австралийской карантинной инспекции. Это обеспечивает экспортерам значительную экономию средств. В ноябре 2000 г. австралийская и китайская карантинные службы договорились расширить сферу своих действий. Льготы распространились на австралийские поставки мяса, цитрусовых и манго. Все большее число экспортеров и импортеров используют новый тип контрактов на поставки шерсти, результатом чего стало прекращение жалоб на качество.

Австралийское правительство придает очень большое значение членству Китая в ВТО. Еще в 2000 г., в преддверии этого события, оно направляло усилия, чтобы помочь австралийским фирмам более полно использовать новые рыночные возможности. Предполагалось, что подкомитет австралийско-китайской комиссии изучит вопрос об углублении экономического и торгового сотрудничества.

После вступления Китая в ВТО намечалось провести серию австралийско-китайских конференций по вопросам, относящимся к компетенции ВТО и охватывающим проблемы сельского хозяйства, информационных технологий и связи. В их ходе предполагалось определить перспективы для австралийских фирм и наметить условия расширения взаимодействия в указанных сферах. Австралия ведет подготовку китайских специалистов для работы в министерстве внешней торговли и экономического сотрудничества Китая по вопросам торговой политики.

Австралия серьезно надеется, что по мере последовательного расширения своего рынка Китай пойдет на усиление сотрудничества в области услуг, предоставив австралийским фирмам дополнительные лицензии на страховые и банковские операции, а также в юридическойсфере. В соответствии с этим австралийское правительство оказывает прямую помощь экспортерам. В мае 2000 г. большая делегация во главе с министром торговли Австралии, представлявшая обрабатывающую промышленность, сырьевые отрасли и торговлю, посетила Китай с целью изучения импортных возможностей Пекина, Куньмина и Гуанчжоу. Накануне вступления Китая в ВТО австралийская компания «Аустрэйд» провела семинары в Брисбене, Сиднее, Мельбурне и Перте, с тем чтобы информировать австралийских бизнесменов о изменяющихся торговых условиях и перспективах экспорта. Так были рассмотрены возможности увеличения сбыта средств телекоммуникации и информационных технологий, строительных материалов, горного оборудования, молочных продуктов, фруктов и овощей, мяса, мясопродуктов, вин, других напитков, а также расширения услуг. В марте 2002 г. «Аустрэйд» совместно с правительствами штатов провела инструктаж представителей фирм о региональных экономических и торговых последствиях вступления Китая в ВТО.

После многолетних переговоров в конце 2001 г. Китай был принят в ВТО. Это способствует увеличению открытости китайской экономики, повышает эффективность китайского хозяйства и расширяет внешнюю торговлю, дает начало новому, весьма благоприятному этапу китайско-австралийских экономических отношений.

В октябре 2002 г. Австралия подписала с Китаем контракт на поставки сжиженного природного газа на сумму 25 млрд. долл. Это на сегодня крупнейшая экспортная сделка. Контракт является первым шагом к достижению ключевой стратегической цели Австралии: установлению долгосрочного сотрудничества с Китаем в области энергетики. Поставки увеличат ежегодную стоимость австралийского экспорта сжиженного газа с 2,6 млрд. до 3,5 млрд. долл.

Через год после подписания контракта, в октябре 2003 г., во время посещения Австралии председателем КНР между сторонами было подписано Генеральное торгово-экономическое соглашение. Оно предусматривает изучение целесообразности и возможности установления между ними режима свободной торговли на длительный период. Цель новых договоренностей состоит в том, чтобы расширить торгово-экономическое и инвестиционное сотрудничество, особенно в таких ключевых сферах, как энергетика, добыча полезных ископаемых, сельское хозяйство, услуги, инвестиции в информационные технологии, производство текстиля, одежды и обуви.

В 2003 г. двусторонняя торговля превысила 23 млрд. долл. Австралийский товарный экспорт, включая железную руду и алюминий, увеличился более чем втрое по сравнению с 1996 г. Предоставляемые Китаю образовательные услуги также весьма быстро растут. В Австралииучатся более 57,5 тыс. китайских студентов, что значительно больше, чем в других странах. В 2004 г. в Австралию прибыли более 251 тыс. китайских туристов, их приток стимулируется новым авиационным соглашением, подписанным между странами в 2003 г.

Демонстрируя заинтересованность в австралийских сырьевых ресурсах, Китай подписал два новых, весьма важных соглашения с Австралией. Первое из них (2003) предусматривает громадные поставки природного сжиженного газа в течение ближайших нескольких лет (дополнительно на 30 млрд. долл.). Кроме того, «Алдогаалюминиумсмэлетер» заключила соглашение с двумя китайскими компаниями по увеличению поставок в Китай алюминия на несколько миллиардов долларов. В 2004 г. «БХП Биллитон» подписала контракт с четырьмя китайскими сталелитейными компаниями о поставках в течение 25 лет железной руды более чем на 10 млрд. долл.

30-летняя годовщина установления дипломатических отношений между Китаем и Австралией (2002), а также вступление Китая в ВТО (2001) используются для выявления новых и расширения старых сфер экономического сотрудничества.

Южная Корея. Наряду с Японией и Китаем Республика Корея также является весьма важным торговым партнером Австралии, что определяется высоким экономическим потенциалом этой страны и соответственно далеко не последним местом в азиатской и даже мировой экономике. В 1997 г. Южная Корея занимала третье место в Азии и 11-е в мире по размерам ВВП (443 млрд. долл. США). В предкризисном 1996 г. доход на душу населения в Южной Корее составлял 10,6 тыс. долл. США, затем под ударами кризиса упал до 9,6 тыс. в 1997 г. и 6,3 тыс. долл. в 1998 г.

Южная Корея первой из стран Восточной Азии вышла из кризиса и быстро повышает темпы экономического роста. В 2000 г. ее ВВП возрос на 9%, валютные резервы превзошли предкризисные, а безработица снизилась до 4%. В 2001 г. предполагалось снижение темпов роста производства в результате сокращения спроса на корейскую продукцию со стороны США и Японии. Темпы роста экспорта снизились до 2,6% против 8,8% в 2000 г., прежде всего из-за спада закупок Соединенными Штатами Америки электронной продукции.

Южнокорейский экспорт дает около 45% ВВП, что свидетельствует о высокой зависимости страны от внешней торговли, и отличается большей диверсифицированностью, чем экспорт Сингапура или Тайваня.

Несмотря на осложнения с экспортом, в 2001 г. показатели промышленного производства, строительства и потребления были достаточно благоприятными. Рост ВВП Южной Кореи на 2002 г. прогнозировался в размере 4,7%, а на 2003 г. — 5,3%. Частично это объясняется решительными действиями южнокорейских властей по стимулированию хозяйства. В июне 2001 г. в экономику было инвестировано 3,9 млрд. долл., а в сентябре— еще 1,5 млрд. долл. Стремясь предотвратить спад и поддержать предпринимательский сектор, в августе 2001 г. Банк Кореи принял решение о снижении процентной ставки.

Расширение личного потребления в 2002 г. как наиболее эластичной части внутреннего спроса означало растущее доверие потребителей. Однако не оправдавшиеся в полной мере надежды на реформы и ожидание дальнейших увольнений, особенно в банковском секторе и автомобильной промышленности, могли затормозить повышение уровня потребительского спроса.

Дальнейший подъем экономики Южной Кореи все еще зависит от ситуации в США и в меньшей степени в Японии и Европе. Любой прорыв связан с повышением цен на полупроводники, улучшением деятельности фондовых рынков и снижением процентных ставок по банковским кредитам.

Хозяйства Австралии и Южной Кореи в значительной степени дополняют друг друга. В 2001-2002 гг. в Южную Корею поставлялись такие австралийские товары, как нефть, уголь, золото, железная и алюминиевая руды. Австралия является также важным поставщиком продовольствия, включая говядину, сахар и молочные продукты. Уже в 2000 г. австралийский экспорт в Южную Корею превысил 9 млрд. долл. по сравнению с 7,3 млрд. долл. в 1996 г. Несмотря на неопределенность глобальных перспектив, недостаточно быстрый экономический рост Южной Кореи, ее торговля с Австралией продолжала успешно развиваться. Хотя в 1997-1999 гг. австралийский экспорт существенно снизился по сравнению с 1996-м, в 2001 г. он увеличился на 5% против 2000 г., достигнув 9,5 млрд. долл., а в 2002 г. — почти 10 млрд. долл., что отражало преимущества Австралии как поставщика высококачественной продукции по относительно низким ценам. В 2003 г. Южная Корея заняла пятое место в экспорте Австралии, была шестым по важности австралийским торговым партнером.

В 2002 г. поставки основных видов австралийской продукции в Южную Корею выражались следующими цифрами: сырая нефть — на 1,5 млрд. долл., немонетарное золото— на 947 млн., уголь— на 1281 млн., алюминий— на 615 млн., железная руда— на 820 млн., другие руды— на 389 млн., двигатели внутреннего сгорания— на 285 млн., говядина — на 339 млн., шерсть — на 282 млн., продовольствие и живой скот — на 158 млн., хлопок — на 183 млн. долл.

Южная Корея — третий по размерам рынок австралийской говядины. В январе 2001 г. ВТО, как отмечалось, поддержала жалобы Австралии на дискриминационные меры на внутреннем рынке Южной Кореи в отношении импортного мяса. Эти меры включали, в частности, установление фиксированных оптовых цен, ограничение продаж в розничной сети, жесткие требования к маркировке. В Австралии подсчитано, что либерализация, проведенная под давлением ВТО, позволяет ежегодно увеличивать экспорт говядины в Южную Корею минимум на 60 млн. долл. Прогнозировалось, что ее поставки увеличатся с 250 млн. долл. в 2001 г. до 360 млн. долл. в 2002 г. В сентябре—октябре 2001 г. Австралия впервые выиграла тендер на поставки в Южную Корею 22,5 тыс. т говядины.

Большие надежды Австралия возлагает на увеличение экспорта в Южную Корею и другой сельскохозяйственной продукции. В соответствии с обязательствами перед ВТО Южная Корея осуществляет либерализацию импорта этой продукции (кроме риса). Но сельскохозяйственный сектор страны по-прежнему сильно защищен как пошлинами, так и другими барьерами. Тарифы иногда превышают 40%, высокие пошлины действуют прежде всего в отношении основных австралийских товаров, включая говядину, молочные продукты и садово-огородные культуры. Средний тариф на импорт сельскохозяйственных товаров достигает 20%. Появился и ряд других таможенных ограничений, включая карантинные меры, особенно касающиеся садово-огородных, мясных и молочных продуктов, рыбы. Высокий уровень протекционизма вызвал большой разрыв между внутренними и внешними ценами на многие сельскохозяйственные товары.

Австралийские огородные культуры, реализуемые на корейском рынке, — это главным образом картофель, лук, морковь и зелень. Поступление других культур ограничено карантинными мерами. Из фруктов наибольшее значение Австралия придает поставкам апельсинов. Между карантинными службами двух стран уже в течение нескольких лет ведутся переговоры о налаживании австралийского экспорта цитрусовых. В 2000 г. по инициативе австралийского посольства корейское правительство одобрило новый импортный протокол для австралийских цитрусовых. В результате экспорт апельсинов в Южную Корею в 2003 г. превысил 397 т на сумму 500 тыс. долл., тогда как в 1999 г. он вообще отсутствовал.

Австралийское правительство намерено также облегчить своим экспортерам проникновение на корейский рынок риса. Импорт риса, который впервые был разрешен в 1995 г. в соответствии с обязательствами Кореи по Уругвайскому раунду переговоров и определялся первоначально 1% внутреннего потребления, в 2004 г. должен быть доведен до 4%.

Хотя за последние 15 лет Южная Корея подвергла либерализации свое импортное регулирование, до сих пор сохраняются значительные барьеры в виде высоких пошлин, квот и карантинных ограничений, особенно в отношении сельскохозяйственной продукции. Под влиянием МВФ предусматривается проведение и ускорение торговой либерализации и экономических реформ.

Ассортимент продукции, экспортируемой Австралией в Южную Корею, в котором в течение десятилетий доминировали сырье и промышленная продукция простой обработки, постепенно меняется по мере того, как экономические отношения между странами выходят на более высокую ступень. Корейский рынок теперь предъявляет растущий спрос на австралийские промышленные товары сложной обработки и услуги, включая финансовые, телекоммуникационные и информационные.

Австралийское правительство уделяет особое внимание сотрудничеству с корейской стороной в сфере высокотехнологичных производств, в частности автомобилестроении. За последние годы несколько австралийских компаний опередили своих конкурентов и подписали контракты на поставки автомобильных узлов и частей ведущим корейским заводам. Австралийские фирмы продают автомобильную электронику (фирме «Хёндай»), трансмиссии («Сангёнг») и двигатели («Холден»). Южнокорейские производители заинтересованы также в высокотехнологичных компонентах, особенно из легких металлов. Быстро растет австралийский экспорт компьютеров, средств программного обеспечения и фотопродукции. Возрастающие потребности Южной Кореи в энергоносителях также открывают благоприятные перспективы для Австралии. Ее производители рассчитывают на подписание с Южной Кореей долгосрочных контрактов на поставку топлива. Дополнительный спрос на энергоносители должен появиться с 2007 г., когда прекратят действие нынешние долгосрочные контракты на поставку газа.

Содействие освоению корейского рынка становится все более важным по мере его открытия и усиления конкуренции со стороны других стран. Между тем увеличение издержек в результате снижения курса воны заставило многих корейских импортеров пересмотреть их долгосрочные контракты с традиционными поставщиками из США и европейских стран. Многие австралийские компании теперь получили возможность ввозить туда свою продукцию и демонстрировать ее технологические преимущества.

Главная цель австралийских экспортеров в краткосрочной и среднесрочной перспективе состоит в том, чтобы информировать корейских потребителей о качестве и преимуществах австралийской продукции и технологий. Австралийские фирмы могут выиграть от широкомасштабных экономических реформ, проводимых в Южной Корее,уменьшения вмешательства корейских властей в процесс приватизации в сфере услуг, а также от большего поощрения вложений иностранного капитала. Реформы финансового и корпоративного секторов открывают новые возможности для иностранных инвесторов и провайдеров услуг. Австралийские компании используют появившуюся прозрачность, особенно в банковском секторе, как и вообще упрощение внешнеэкономического законодательства Южной Кореи. Серьезным препятствием для расширения их деятельности в Южной Корее могут стать местные финансово-промышленные конгломераты «чэболь», пользующиеся большим политическим и экономическим влиянием в стране. Для многих австралийских экспортеров препятствием является проблема финансирования их поставок, хотя правительство уже предоставило им некоторую помощь из средств Корпорации экспортного финансирования и страхования.

В Южной Корее активно действует австралийская компания «Аустрэйд», которая намерена координировать участие австралийских фирм на корейских торговых ярмарках по распродаже продукции автомобилестроения, медицинского оборудования, строительных материалов, продовольствия, налитков и информационных технологий. Компания будет также курировать деятельность корейских фирм на крупных ярмарках в Австралии, с тем чтобы способствовать установлению их связей с потенциальными австралийскими поставщиками.

Австралия рассчитывает, что при любой экономической ситуации Южная Корея будет нуждаться в энергоносителях, сырье и оборудовании. Обесценение австралийского доллара по отношению к американской и европейской валютам могло привести к увеличению рыночной доли Австралии на рынке промышленных товаров, включая информационные технологии, медицинское оборудование и автомобильные запчасти, что даст ей возможность поставлять и другие товары, которые раньше почти совсем не экспортировались на корейский рынок (в частности, древесину). Что касается продукции, используемой для промышленных целей, то таможенные пошлины на нее в целом низкие — в среднем 7,5%. Вообще не взимаются пошлины с некоторых видов сырья, в экспорте которого заинтересована Австралия.

Экспорту австралийского сырья в Южную Корею может быть нанесен определенный ущерб, если ее инвестиции направятся в Китай с целью организации там своего производства. Не исключено и увеличение товарных потоков из Китая в Южную Корею, что также затрагивает интересы австралийских экспортеров.

На подъеме находится экспорт в Южную Корею австралийских услуг, в частности профессиональных, включая бухгалтерские, юридические и банковские. Эти услуги предоставляются в форме консультаций для реализации программ реконструкции и погашения долгов решения вопросов финансового управления.

Туризм и образование также являются важными элементами торговли услугами между Австралией и Южной Кореей. Эти отрасли частично восстановились после упадка в период кризиса 1997-1998 гг. Для Австралии услуги, предоставляемые южнокорейским студентам, занимают шестое по значению место. В 2000 г. в стране обучались 11,5 тыс. корейцев, что принесло Австралии 200 млн. долл. Однако число южнокорейских студентов пока не достигло предкризисного уровня, когда их было более 20 тыс. Численность южнокорейских туристов в 2001 г. достигла 180,6 тыс. против 66 тыс. в 1998 г., но это не превысило наивысший уровень 1997 г. (230 тыс.). В 2004 г. этот уровень почти достиг 212 тыс.

Структурная слабость экономики Южной Кореи выражается в том, что доля сектора услуг в ВВП составляет только 53% по сравнению с 73% в Японии и еще более высоким уровнем в других странах-членах ОЭСР. Корейский финансовый сектор отягощен так называемыми неработающими кредитами, т.е. своевременно не погашенными.

В 2003 г. Республика Корея стала шестым по значению экспортным рынком Австралии и шестым же внешнеторговым партнером. В то же время австралийский экспорт в Южную Корею в результате ослабления ее внутреннего рынка снизился на 11%. Ожидалось, что в 2004 г. австралийский экспорт в эту страну будет возрастать. В январе 2003 г. была заключена важная торговая сделка: корейская газовая корпорация подписала контракт на закупку в Австралии природного сжиженного газа на 3 млрд. долл. В сентябре того же года австралийское министерство торговли убедило корейскую сторону в своей надежности как поставщика угля, что, по всей вероятности, скажется на размерах его дальнейших поставок.

В 2004 г. Южная Корея по-прежнему была пятым по значению внешним рынком и шестым торговым партнером Австралии. Экспорт превысил 10 млрд. долл. Крупнейшими его статьями были уголь, сырая нефть, железная руда, золото, говядина, алюминий и автомобильные моторы. Растущий спрос Кореи на энергоресурсы, особенно на сжиженный газ, открывает благоприятные возможности для австралийских поставщиков. Подписав в 2003 г. контракт о ежегодных поставках газа с Северо-Западного шельфа на 1 млрд. долл., Австралия усилила свои позиции как надежного поставщика. В августе между странами был подписан договор, который предусматривает регулярные консультации на официальном уровне по энергетическим ресур­сам и расширению торговых и инвестиционных отношений в этой области.

Большую роль в расширении экономических отношений между двумя странами играют австралийско-корейский и корейско-австралийский предпринимательские советы. В сентябре 2002 г. в Сеуле состоялось их совместное заседание. В ходе рассмотрения различных вопросов акцент был сделан на сотрудничестве в области новых технологий. В апреле того же года в Сеуле на заседании совместной торгово-экономической комиссии на правительственном уровне присутствовал австралийский министр торговли М.Вейл, который уделил особое внимание возможностям Австралии в качестве поставщика автомобильных запчастей. Отмечалось, что значительно возрастут потребности Южной Кореи в энергоносителях.

Тайвань. Весьма велико участие в международной торговле этой экономически развитой территории Восточной Азии. Она занимает 14-е место в мире по объему экспорта. Внешняя торговля, дающая 50% ВВП страны, в полном смысле слова является мощным стимулом экономического роста Тайваня, который продолжал успешно развиваться даже в условиях кризиса 1997-1998 гг. Рост его ВВП и тогда составлял 4—5%, хотя произошло некоторое уменьшение экспорта.

Торговые связи между Австралией и Тайванем постоянно растут и укрепляются. В 2003 г. Тайвань занимал девятое место во внешней торговле Австралии и седьмое — в ее экспорте. В 90-е годы экспорт на Тайвань неуклонно увеличивался (за исключением 1999 г.), в 2000 г. он достиг 5,6 млрд. против 1,8 млрд. долл. в 1990 г. Возросший спрос Тайваня на уголь и цветные металлы, отражавший вступление в строй новых металлургических заводов и электростанций, в конце 90-х годов удовлетворялся за счет импорта из Австралии. В 2003 г. он снизился до 3,7 млрд. долл. Положительное сальдо торговли Австралии с Тайванем в 2000 г. превышало 2 млрд. долл., но в 2003 г. сократилось до 397 млн. долл.

Сырье составляет более половины объема австралийского экспорта на Тайвань. Кроме угля и железной руды Австралия выступает главным поставщиком (с 2000 г.) нефти. На Тайвань поставляются также алюминий, медь, шерсть, продукты моря, говядина и молочная продукция. На острове быстро растет спрос на продовольствие, чем и пользуется Австралия.

Промышленные товары составляют 32% экспорта Австралии на Тайвань, причем продукция простой обработки — 63%, включая прежде всего обработанные минералы (алюминий, медь, цинк). Однако экспорт промышленной продукции сложной обработки растет значительно более быстрыми темпами, достигнув в 1994—1998 гг. в среднем 8,5% в год.

Тайвань неуклонно следует политике торговой либерализации, но еще сохраняет пошлины и другие ограничения, особенно на многиеавстралийские сельскохозяйственные продукты, включая говядину, садово-огородные культуры, сахар, рис, молоко, баранину.

Доля Австралии в тайваньском импорте не достигает и 3%. Однако по некоторым товарам она довольно велика. Так, к концу 90-х годов по минералам она составляла 20%, по энергоносителям— 10, по мо­репродуктам— 14, по сельскохозяйственной продукции— 9 и по металлам (без готовых изделий и золота)— 9%. В конце 90-х годов в импорте Тайваня Австралия занимала седьмое место. На тайваньском рынке она сталкивается с острой конкуренцией со стороны США, Германии, Франции, Великобритании и Испании.

Австралия видит свою задачу в том, чтобы сочетать роль поставщика на тайваньский рынок дешевых сельскохозяйственных продуктов и минералов с экспортером широкого круга товаров сложной обработки, включая высокотехнологичную промышленную продукцию.

Через австралийский деловой центр в Тайбэе, представляющий Ав­стралийскую торгово-промышленную палату, компания «Аустрэйд» осуществляет программу содействия торговле и инвестициям. В 1999—2001 гг. она охватывала следующие виды продукции и услуг: продовольствие и напитки, фармацевтическую продукцию, минералы и энергоносители, передовые технологии, в частности в области информатики и связи, строительные материалы, строительство, инфраструктуру. В связи с расширением энергетических мощностей на Тайване Австралия рассчитывает существенно увеличить поставки энергоносителей.

В 2003 г. Тайвань был 11-м по объему торговым партнером Австралии и седьмым экспортным рынком. Но в том же году австралийский экспорт на Тайвань снизился в результате двух причин: экономического спада и осложнения деятельности там австралийских экспортеров. Однако уже в 2004 г. ожидалось улучшение экономической конъюнктуры. В ходе двусторонних переговоров Австралии удалось достичь уступок от тайваньской стороны по поводу организации совместных юридических фирм.

Тайвань с населением более 22 млн. человек и доходом на душу населения 13 тыс. долл. США представляет собой выгодный рынок для австралийских товаров и услуг на длительную перспективу. При любой экономической ситуации он будет нуждаться в энергоносителях, сырье и оборудовании. Экономические реформы, осуществляемые на Тайване, создают новые экспортные и инвестиционные возможности для австралийских компаний. Большая прозрачность банковского сектора и упрощение делового законодательства облегчат их деятельность.

Гонконг. Бывшая английская колония, а с 1 июля 1997 г. Специальный административный район Китая Гонконг является одной изсамых процветающих территорий в Азии. Его ВВП в 1996 г. оценивался в 155 млрд. долл. США, обеспечив Гонконгу по этому показателю шестое место в мире. Доход на душу населения в то время равнялся 24,6 тыс. долл. (третье место в Азии и 12-е в мире), т.е. выше, чем в Австралии, Великобритании, США и Канаде. Порт Гонконга — седьмой в мире по обороту товаров и десятый по обороту услуг. Ему нет равных по масштабам контейнерных перевозок.

Внешняя торговля Гонконга осуществляется без ограничений, а меры государственного регулирования прозрачны и всегда используются последовательно. Все это делает Гонконг исключительно привлекательным рынком.

Гонконг закупает за границей фактически все сырье и энергоносители, а также преобладающую часть оборудования и машин. С середины 80-х годов он перемещает свое обрабатывающее производство за границу, главным образом в Южные районы континентального Китая, и перестраивает оставшиеся структуры.

Как член ВТО и АТЭС Гонконг несет обязательства по торговой либерализации. В соответствии с индивидуальным планом действий АТЭС он согласился ослабить лицензирование импорта риса, мяса и птицы и в значительной степени уже сделал это.

Австралийско-гонконгские отношения в области торговли и инвестиций базируются на роли Гонконга как крупного международного финансово-предпринимательского центра и перевалочного пункта для транзитных перевозок. Гонконг не только емкий и конкурентоспособный рынок, но и реэкспортер, направляющий почти 1/3 австралийских грузов в континентальный Китай. В 2000 г. экспорт Австралии в Гонконг составил 3,6 млрд., а импорт— 1,3 млрд. долл. Австралия имела с Гонконгом положительное сальдо торгового баланса. В 1990 г. австралийский экспорт в Гонконг составлял 1,3 млрд. долл., следовательно, за период 1990—2000 гг. он возрос почти в 2,8 раза. В 2000 г. Гонконг был девятым, а в 2003 г.— десятым по важности рынком Австралии. Емкость рынка и его роль как регионального делового центра обеспечивают австралийским торговым компаниям благоприятные условия, охватывающие сбыт сырьевых материалов и промышленной продукции сложной обработки. В 2000 г. Австралия поставляла в Гонконг немонетарное золото (на 405 млн. долл.), продукты моря (на 324 млн. долл.), алюминий (на 286 млн. долл.), цинк (на 144 млн. долл.), медикаменты (на 142 млн. долл.), фототовары (на 121 млн. долл.), фрукты и орехи (на 118 млн. долл.), детали для компьютеров (на 90 млн. долл.).

Гонконг — четвертый по значению рынок для австралийских промышленных товаров. Среди них преобладает продукция сложной обработки. В 1991-1997 гг. экспорт товаров этой группы увеличивался в среднем на 18% в год.

Австралия располагает рядом преимуществ коммерческого и иного характера, ставящих ее на гонконгском рынке в весьма выгодное положение. Они сводятся к следующему: Австралия географически близка к Гонконгу и находится с ним в одном временном поясе; австралийские товары и услуги отвечают гонконгским стандартам качества и прочности; австралийские товары и услуги конкурентоспособны по ценам, чему способствовало корректирование валютных курсов; Австралия осуществляет сезонные поставки продовольствия и продуктов моря; многие австралийские компании, действующие в регионе, в том числе в Гонконге, обладают большим опытом и знанием рынка. Многочисленные австралийцы (более 30 тыс. человек), постоянно проживающие в Гонконге, занимаются в основном бизнесом и действуют в торгово-экономических интересах Австралии, в Гон­конге располагается и крупнейшая в регионе Австралийская торгово-промышленная палата. Географическая близость дает преимущества в сферах образования, туризма и кинопроизводства. Гонконг — главный региональный центр по проведению ярмарок, привлекающих покупателей из многих стран Азии. Участие австралийских компаний в организуемых компанией «Аустрэйд» распродажах продовольствия и напитков, строительных материалов и потребительской продукции приносит хорошие результаты. Представительства компании в, Гонконге и Гуанчжоу (Кантон) координируют свои действия с целью привлечения большего количества австралийских фирм в Южный Китай.

Австралия уделяет весьма большое внимание усилению своего экономического присутствия в Гонконге, всемерному расширению экспорта своих товаров и услуг. Она особенно заинтересована в увеличении поставок предметов первой необходимости и доли среди них высококачественных товаров. Гонконг не только имеет для Австралии самостоятельную ценность, но и рассматривается ею как ворота в Китай и регион в целом.

В 2003 г. гонконгские власти положительно среагировали на просьбу австралийского правительства упростить инспекционные правила в отношении молочных продуктов, а именно их содержание в порту Гонконга. Это законодательное изменение сводит на нет угрозу торговле этой продукцией на сумму 59 млн. долл. Такая мера способствует увеличению торговли молочными продуктами, снижает издержки экспортеров и защищает интересы производителей.

Юго-Восточная Азия (АСЕАН)

В 2001 г. страны-члены АСЕАН столкнулись с новыми хозяйственными трудностями, темпы их экономического роста снизились. Такие исключительно зависимые от экспорта страны, как Таиланд, Малайзия и Сингапур, подверглись неблагоприятному воздействию падения спроса на их продукцию со стороны США и Японии. Снижение затрат на производство информационных технологий и телекоммуникаций, прежде всего в США, продолжает резко уменьшать спрос на азиатскую электронику.

Замедление экономического роста произошло именно тогда, когда хозяйство многих стран-членов АСЕАН начало восстанавливаться после кризиса 1997-1998 гг. Азиатский банк развития прогнозировал снижение темпов развития этих стран до 2,4% в 2001 г. и до 3,3% в 2002 г.

Сильная конкуренция со стороны Китая и недостаточный прогресс в осуществлении экономических и финансовых реформ означали для стран региона усиление трудностей в деле привлечения прямых иностранных капиталов. Но послекризисные реформы дали благоприятные результаты в ряде важных сфер, включая установление гибкого валютного курса, создание наблюдающих компаний и некоторое уменьшение неработающих займов. Однако при всем этом в экономике ряда стран сохраняется необходимость реструктуризации финансово-корпоративного сектора, особенно когда недостаточный хозяйственный рост усугубляет многие проблемы, включая неблагополучное положение с обслуживанием как государственного, так и частного долга. Медленный экономический рост влечет за собой значительные социальные трудности. Темпы восстановления жизненного уровня подавляющей части населения отстают от уровня развития производства.

Сознавая важность реформ, министры экономики стран-членов АСЕАН согласились принять меры для ускорения региональной интеграции и повышения своей конкурентоспособности. Лидеры этих стран одобрили также предложение Китая о разработке в течение десяти лет соглашения о свободной торговле.

В 2001 г. товарный экспорт Австралии в страны АСЕАН составил 15,4 млрд. долл., или 12,5% всего австралийского экспорта, несколько превысив как уровень 2000 г. (15,1 млрд. долл.), так и предкризисный объем, вне зависимости от уменьшения темпов роста ее ВВП в 2001 г. Импорт из этих стран в Австралию в указанном году по сравнению с предкризисным вырос более чем вдвое— с 7,9 млрд. до 17,5 млрд. долл., вызвав дефицит австралийского торгового баланса в сумме 2,1 млрд. долл.

Главные статьи австралийского экспортав регион — сырая нефть, немонетарное золото, алюминий, молоко, сметана и хлопок. Основные товары, импортировавшиеся из региона, — сырая нефть, компьютеры, нефтепродукты, немонетарное золото и телекоммуникационное обо­рудование.

Двусторонняя торговля услугами в 2000 г. оценивалась в 8,9 млрд. долл. с дефицитом для Австралии в 362 млн. долл. В 2001 г. Австралию посетили 653,1 тыс. туристов из стран АСЕАН. В 2000 г. в австралийских вузах обучалось почти 7 тыс. студентов, увеличение составило 26% по сравнению с 1996 г.

Австралийские инвестиции в странах АСЕАН за 1999-2000 гг. увеличились вдвое с 7,1 млрд. до 14,7 млрд. долл., причем на долю Сингапура пришлось 83,7% капиталовложении. В 2004 г. австралийские инвестиции в этом регионе составили 27 млрд. долл.

В странах-членах АСЕАН сохраняются значительные барьеры для австралийских товаров, особенно для продукции автомобилестроения, продовольствия (свежие фрукты и овощи, рыба, молочные продукты, вина, кукуруза, кофе, рис и сахар), химикатов и листового металла. Например, Индонезия ввела требование об обязательном присутствии национального производственного элемента в импортируемой молочной и автомобильной продукции, а Филиппины требуют соблюдения минимальных квот по кофе, кукурузе, рису и сахару.

В 2001—2003 гг. резкое снижение общемирового экономического роста, недоверие инвесторов к хозяйствам некоторых членов АСЕАН и медленный прогресс в осуществлении структурных реформ сдерживали австралийскую внешнюю торговлю. Однако в среднесрочной перспективе имеются весьма благоприятные перспективы роста, открывающие австралийским торговым фирмам прекрасные возможности в ряде секторов, включая агробизнес, наукоемкие технологии, инфраструктуру, информационные и финансовые услуги в сфере автомобилестроения, нефтегазового сектора. Резкое сокращение мирового спроса на электронику, на наш взгляд, носит временный характер, его рост в дальнейшем приведет к возрождению экспорта информационных технологий. Особенно это касается Сингапура и Малайзии — крупных поставщиков электроники на мировой рынок.

Для развития инфраструктуры в регионе требуются экономические стимулы. Возможны крупные проекты в области строительства автомобильных и железных дорог, аэропортов, а также экологии, что создает значительные перспективы для австралийских фирм, которые могут подключиться на любых стадиях их реализации.

Первоначальные наметки на 2001 г. в отношении автомобильного производства были затем снижены, но ожидалось, что в 2002 г. положение в этой области улучшится. Имеются основания полагать, что страны АСЕАН будут продолжать привлечение инвестиций, особенно из Японии. Акцент, видимо, будет сделан на легких по весу автомашинах, Юго-Восточная Азия может стать мировым центром их производства. Производители автомобилей в Австралии рассчитывают на то, что в случае понижения таможенных барьеров они смогут наладить в значительных масштабах экспорт автомашин, запчастей, технологий и соответствующих услуг.

Возврат к высоким темпам экономического роста в регионе в сочетании с увеличением национального богатства и урбанизацией открывает значительные перспективы для австралийских экспортеров продукции агробизнеса. Помимо широкого круга готовых продуктов питания и напитков для розничной продажи и сферы общественного питания имеется возможность сбыта высокотехнологичного оборудования для пищевой промышленности.

Хотя рынки стран-членов АСЕАН имеют специфические особенности, степень интеграции между ними все более усиливается. Новые изменения в экономике также вносят свои коррективы. Многие возникающие перед этими странами возможности определяются решениями, принятыми за пределами региона. Это и глобальное управление снабжением, и система распродаж, и возросшее использование электронной коммерции. Австралийская компания «Аустрэйд» реагирует на эти тенденции в рамках региональной стратегии с помощью новейших технологий связи и информатики.

В 2002 г. «Аустрэйд» помогала австралийским экспортерам по многим направлениям, включая привлечение их к участию в таких крупных региональных выставках, прошедших в Сингапуре, как «Азиатское воздухоплавание» и «Гостиничное хозяйство в Азии» и направление в Австралию торговых миссий по проблемам автомобилестроения, экологии и др.

Реализация планов экономической интеграции благодаря сотрудничеству между участниками Зоны свободной торговли АСЕАН, Австралийско-новозеландского соглашения о более тесных экономических отношениях, Свободной торговой зоны Сингапура и Свободной торговой зоны Таиланда позволит австралийским экспортерам укрепить связи внутри региона.

Индонезия. Кризис 1997-1998 гг. поразил Индонезию в наибольшей степени. Для нее он стал самым трудным испытанием за последние 30 лет. В стране возросли цены на продовольствие, инфляция достигла 80% в год. Фактический крах денежной системы, нараставшая несостоятельность банков и увеличивавшаяся безработица означали, что та часть населения, которая жила ниже черты бедности, существенно возросла. В 1998 г. ВВП страны сократился на 15%, его размерна душу населения, составлявший в 1997 г. 1100 долл. США, упал до 400 долл. (по курсу 8 тыс. рупий за 1 долл. США). Все это определило неустойчивую социально-политическую ситуацию в стране, что, в свою очередь, подрывало надежды на быстро восстановление национального хозяйства после кризиса.

В 2001 г. ВВП Индонезии возрос на 3,2% (в 2000 г. на 4,8%), отражая снижение внутреннего потребления, недоверие инвесторов, сократившийся внешний спрос. На 2002 г. прогнозировалось увеличение ВВП на 3,5%. Большие платежи по государственному долгу неизбежно отрицательно повлияли на состояние бюджета. Уровень неработающих займов остается очень высоким — около 30%.

Индонезия – четвертая в мире страна по численности населения (более 230 млн. человек). Она является ближайшим азиатским соседом Австралии, располагается на ее главных торговых путях и рассматривается ею как весьма важный торгово-экономический партнер. Фундаментальной основой экономики Индонезии является добыча минералов и энергоносителей, квалифицированная рабочая сила и широкий внутренний рынок.

В течение десятилетия до кризиса 1997-1998 гг. экономические отношения между Индонезией и Австралией быстро развивались. В 1992-1997 гг. австралийский экспорт в Индонезию ежегодно увеличивался почти на 14%. В 1997 г. товарные поставки Австралии сократились на 17%, а в 1998 г. уменьшились еще более чем на 15%.

Экономический спад в Индонезии повлиял на экспорт почти всех австралийских товаров, наиболее серьезно отразился на поставках живого скота, молочных и других сельскохозяйственных продуктов, металлов и промышленного оборудования. Но даже в эти годы экспорт хлопка и оборудования для горнодобывающих отраслей продолжал увеличиваться.

Несмотря на падение во время кризиса, доля австралийских товаров в индонезийском импорте (5,2%) была восстановлена уже в 1999 г. Положительное сальдо торгового баланса Австралии с Индонезией в 1999 г. сменилось на отрицательное в связи со снижением закупок. Активное сальдо торгового баланса Австралия восстановила в 2000 г., но лишилась его в последующие годы.

В результате соглашения с МВФ, нацеленного на либерализацию ее торговли, Индонезия пошла на значительное снижение таможенных пошлин и ликвидацию ряда других ограничений по импорту. Это значительно расширило экспортные возможности Австралии, которая уже в 2000 г. увеличила свои поставки на индонезийский рынок до 2,9 млрд. долл. против 2,1 млрд. долл. в 1999 г. В 2002 г. они превысили 3,0 млрд. долл.

Австралия располагает значительными резервами для экспорта в Индонезию промышленных товаров. В 1999 г. эта статья вывоза наиболее быстро росла, частично отражая девальвацию австралийского доллара. Промышленный экспорт достиг 538 млн. долл., увеличившись по сравнению с предыдущим годом на 19%.

Индонезия — самый важный потребитель австралийского оборудования для горнодобывающей промышленности, от продажи которого ежегодно поступает до 300 млн. долл. Высокий уровень развития этой отрасли в Австралии позволяет увеличить поставки соответствующих технологий, услуг и оборудования.

Либерализация Индонезией импорта коснулась рыболовных судов, за чем должно последовать увеличение спроса на них. Для Австралии это имеет большое значение. Одновременно открываются большие перспективы экспорта рефрижераторного оборудования.

После того как Индонезия ослабила контроль над импортом в страну средств транспорта, их поставки пережили настоящий бум. В 1999 г. они возросли в 5 раз. В 2000 г. стремительно возрастал импорт средств транспорта из Австралии, всего было ввезено на сумму 137,6 млн. долл., в том числе автомобильных запчастей — на 35,8 млн. долл. В результате начался процесс восстановления индонезийской автомобильной промышленности, жестоко пострадавшей в годы кризиса от обесценения рупии и снижения местного и регионального спроса на автомашины.

Таблица 5 – Австралийский экспорт средств транспорта в Индонезию*, тыс. долл.

Вид транспорта 1998 г. 1999 г. Рост, %
Легковые автомобили 6 587 22 947 248
Грузовые автомашины 1 211 31 697 2 517
Другие виды 1 531 53 000
Автомобильные запчасти 7 038 19 917 182
Мотоциклы 85 364 328
Трейлеры 795 3 086 288
Итого 15 717 78 542 400
*Indonesia Facing the Challenge, Commonwealth of Australia 2000, p.95.

 

В Индонезии ожидается дальнейший рост спроса на зарубежные автомобили, значительно больший, чем в других странах АСЕАН.

Австралия рассчитывает на увеличение поставок в Индонезию фармацевтической продукции и медицинского оборудования. В 1999 г. их доля не превышала 0,4% австралийского экспорта в эту страну, за год она увеличилась на 50%. Это был ощутимый успех на рынке, где доминируют японские и американские поставщики. Ожидаемое повышение доходов населения в этой одной из крупнейших стран мира позволяет Австралии надеется на рост экспорта указанной продукции.

По мере ликвидации последствий кризиса Австралия добилась больших успехов в реализации готовых продовольственных товаров, пользуясь более низкими ценами, чем у большинства конкурентов, прежде всего США. В 2000 г. Австралия увеличила поставки мяса в Индонезию более чем в 2 раза, фруктов — в 1,7, молочных продуктов и яиц в 1,3 раза. Если Австралия сохранит свое относительное преимущество над конкурентами и ей удастся поддержать конкурентоспособные цены на продукцию, а доходы индонезий­ского населения возрастут, рост экспорта продовольственных товаров вполне предсказуем. Небезынтересно, что даже в годы кризиса индонезийский импорт сельскохозяйственной продукции был сравнительно устойчивым, она сохраняла свою заинтересованность в поставках этих австралийских товаров.

Снижение барьеров на пути сельскохозяйственного импорта являются частью послекризисных экономических реформ, осуществляемых в Индонезии. В ноябре 1997 г. индонезийское правительство отменило лицензирование продукции, импорт которой в то время монополизировала государственная заготовительная компания «Булог», и заменило их невысокими таможенными пошлинами. Одновременно частным компаниям было разрешено закупать за рубежом пшеницу, пшеничную муку и соевые бобы и продавать их на внутреннем рынке. Это обеспечило крупный выигрыш для австралийских экспортеров. Установленные пошлины в размере 20% на соевые бобы и 10% на пшеничную муку намечалось в дальнейшем снизить до 5% и более. Австралия стала главным поставщиком пшеницы на индонезийский рынок. В конце 1998 г. индонезийское правительство открыло местный рынок риса, но тем не менее ввело налог на его импорт в размере 430 рупий за 1 кг. Будучи региональным поставщиком риса, Австралия воспользовалась этим для увеличения своих поставок.

Располагая достаточно развитой текстильной промышленностью, но крайне ограниченным местным производством хлопка, Индонезия является крупнейшим в мире его импортером. С 1995 г. Австралияежегодно наращивает экспорт хлопка в Индонезию на 20%. Особенно значительным он был в 1998 г. Девальвация рупии стимулирует спрос на хлопок со стороны индонезийской текстильной промышленности, ориентированной на экспорт.

Индонезия намечала снизить таможенный тариф на сахар к 2003 г. до 5% и даже более. Австралия, где наличествует высокоэффективная сахарная индустрия, не могла не использовать эту благоприятную ситуацию.

В январе 1998 г. индонезийское правительство отменило контроль над импортом молочных продуктов. В феврале было также отменено требование об обязательной доле на индонезийском рынке местных молочных продуктов. Как уже отмечалось, Австралия обладает значительными сравнительными преимуществами в производстве этой продукции и способна увеличить ее экспорт.

В отношениях с Индонезией значительное место занимают образовательные услуги. В 2003 г. в Австралии обучалось около 17 тыс. индонезийских студентов, их число более чем втрое увеличилось за предшествовавшие шесть лет.

Ныне Индонезия является 10-м по значению торговым партнером Австралии и 11-м по важности экспортным рынком. В Индонезию по сравнению с другими странами направляется наибольшее количество австралийского хлопка. Индонезия является крупнейшим рынком живого скота. В 2002 г. на нее в австралийском экспорте пришлось 40%, или 428 тыс. голов, что принесло поставщикам 256 млн. долл. В 2002/03 г. сбыт скота достиг максимального уровня— 491,6 тыс. голов на сумму 281 млн. долл. Тем не менее в 2003 . австралийский экспорт в Индонезию в целом снизился на 6% вследствие тяжелой засухи, поразившей сельские районы Австралии. По прогнозам, экономический рост в Индонезии в 2004 г. должен был составить 5% и соответственно увеличиться австралийский экспорт.

В ноябре 2003 г. австралийский министр торговли М.Вейл возглавил четвертую годовую австралийско-индонезийскую встречу министров в Мельбурне. Они согласились пойти на новые инициативы для увеличения торговли автомашинами и создания австралийско-индонезийской инвестиционной группы для облегчения доступа австралийского капитала в Индонезию и обеспечения большой прозрачности инвестиций.

В последние годы экономика Индонезии росла на 7% в год. За пять лет (1998—2002) австралийский экспорт в эту страну увеличивался на 12% в год. В 2003 г. австралийские экспортеры шерсти получили прямую выгоду в результате решения Индонезии снизить таможенные тарифы на немытую шерсть с 15 до 5%. Дальнейшее снижение тарифов, декларированное в начале 2004 г., увеличит экспорт продукции, включая немонетарное золото и уголь. Эти меры явились кульминацией совместных действий правительственных и предпринимательских кругов.

Задача преодоления социально-политической нестабильности является для Индонезии важнейшей. Ее решение, несомненно, должно послужить импульсом для полного восстановления национальной экономики и более тесных торгово-экономических отношений со странами мира, включая Австралию.

Сингапур.Несмотря на небольшие размеры территории и населения (3,2 млн.), Сингапур является одной из высокоразвитых стран Юго-Восточной Азии. Его ВВП равняется 87 млрд. долл. США (1999), по этому показателю в регионе он отстает только от Индонезии и Таиланда. По размерам ВВП на душу населения (27 тыс. долл. США) он значительно опережает любую из стран Юго-Восточной Азии, в Восточной Азии Сингапур уступает только Японии, но обгоняет такие развитые страны, как Германия, Великобритания, Австралия и Новая Зеландия. Сингапурская экономика в высшей степени зависима от внешней торговли, объем которой в 2,5 раза превышает размеры ее ВВП. В целом Сингапур придерживается открытой торговой и инвестиционной политики. Страна продолжает либерализацию своего финансового сектора, юридической и информационной сферы, открывая еще более широкие возможности для международных связей.

Сингапур — главный в Юго-Восточной Азии торговый и инвестиционный партнер Австралии. В 2000 г. объем австралийско-сингапурской внешней торговли составил 8,6 млрд., а экспорт — 5,9 млрд. долл., значительно увеличившись по сравнению с 1999 г. (4,1 млрд. долл.) и почти вдвое превзойдя его предкризисный уровень (3,2 млрд. долл.). Неизменно основным товаром, экспортируемым Австралией в Сингапур, является немонетарное золото. В 2000 г. его поставки оценивались в 2,1 млрд. долл., что составляло 35% всего австралийского экспорта в эту страну. Исключительно сильно выросли поставки сырой нефти для переработки на сингапурских нефтеперегонных заводах. В 2000 г. они достигли 1,6 млрд. долл., увеличившись по сравнению с предыдущим годом в 5,8 раза[2].

Другими видными статьями австралийского экспорта в Сингапур служат нефтепродукты (331,4 млн. долл.), комплектующие части компьютеров (134,2 млн. долл.), мясо (146,2 млн. долл.), молоко и сливки (94,8 млн. долл.), фрукты и орехи (59 млн. долл.). В последние годы XX в. Австралия преуспевала в поставках на сингапурский рынок свинины. В 1999 г. было подписано соглашение о поставках этой продукции для нужд сингапурской армии, в связи с чем ее ввоз увеличился с 47 т (121 тыс. долл.) в 1998 г. до 15,4 тыс. т (56 млн. долл.). Сингапур стал для Австралии крупнейшим и наиболее быстро растущим рынком свинины.

На пути австралийского экспорта в Сингапур имеются лишь незначительные препятствия. За исключением некоторых ограничений, относящихся к сфере услуг, Сингапур не квотирует импорт. Страна почти не прибегает и к взиманию таможенных пошлин (применяется только около 2% статей Таможенного кодекса).

В 2002 г. завершились переговоры с Сингапуром по поводу заключения соглашения о свободной торговле, что обеспечивало бы выигрыш для ряда австралийских экспортеров, особенно специализирующихся на услугах в области юриспруденции, финансов и образования.

В июле 2003 г. австралийско-сингапурское Соглашение о зоне свободной торговли вступило в силу, знаменуя собой новую фазу в отношениях между странами. Сингапур стал восьмым по значению партнером Австралии, ее экспорт в эту страну достиг 3,5 млрд. долл. Австралия закрепила свои позиции на продовольственном рынке Сингапура. Его ведущая розничная фирма «НТУРС феар прайс» открыла специальный павильон по продаже австралийских продуктов питания, на котором представлено более 25 тыс. новых видов продовольствия.

Австралийские компании убеждены, что подписанное соглашение поможет существенно увеличить продажи продовольствия на рынках одной из наиболее развитых стран ЮВА. Оно открывает перед австралийскими предпринимателями возможность диверсифицировать экспорт своей продукции и новые перспективы для капиталовложений. Особенно в большом выигрыше оказываются австралийские провайдеры услуг, поскольку отменяются препятствия для них в сфере юриспруденции, профессиональной деятельности, образования и экологии. В то же время Сингапур решительно наращивает свои возможности в этих областях в рамках соглашения, которое позволяет создать австралийским профессиональным учреждениям условия для установления договорных отношений с партнерами в Сингапуре.

Учитывая размеры экономики Сингапура и его высокие импортные потребности, торгово-экономические отношения двух стран должны быстро развиваться и впредь.

Таиланд.В 1997 г. ВВП Таиланда составил 153,9 млрд. долл. США. Кризис 1997-1998 гг. начался именно в Таиланде, нанеся большой урон его экономике (в 1998 г. ВВП упал до 145 млрд. долл.). Это,в свою очередь, привело к серьезным осложнениям в австралийско-тайских торговых отношениях. Экспорт Австралии в Таиланд в 1998 г. сократился на 26%, хотя австралийским экспортерам удалось сохранить свою долю в его общем импорте (2%). Острая потребность в финансовых ресурсах заставила тайское правительство повысить пошлины на некоторые виды импортных товаров и сковала его инициативу по дальнейшей либерализации рынка.

В 1999—2000 гг. Таиланду удалось несколько улучшить экономическое положение, что не замедлило сказаться на увеличении его торговли с Австралией. В 2000 г. австралийские поставки существенно превысили уровень предкризисного года, достигнув почти 2 млрд. долл. В том же году Таиланд занял 11-е место в товарообороте Австралии и 12-е в ее экспорте. Промышленные товары составляют примерно половину австралийских поставок, а сырье— 1/3. Австралийское правительство считает, что наибольшие возможности для расширения экспорта кроются в поставках Таиланду материалов и деталейдля экспортноориентированных производств.

В 2001 г. ВВП Таиланда повысился на 1,5% по сравнению с предыдущим годом. Прогноз на 2002 г. составил рост на 2%. Расширениеэкспорта стало еще более необходимым для послекризисного восстановления экономики, тем не менее с середины 2000 г. он резко сокращался вместе со спадом в глобальном хозяйстве. Тайская экономика резко реагирует на негативную внешнюю ситуацию, в частности на сокращение иностранного туризма.

Правительство Австралии через компанию «Аустрэйд» объявило сферы, в которых заинтересованы австралийские экспортные компании, включая энергетику, информационную технологию и телекоммуникации, экологию и оборону. Австралия стремится добиться улучшению условий для сбыта в Таиланде своей сельскохозяйственнойпродукции и способствовать ее переработке на таиландских предприятиях с использованием австралийского опыта. Выявляются возможности Таиланда приобретать автомобильные узлы и детали, развиватьпроизводство автомобилей типа «седан» и однотонных грузовиков, а же готовить с привлечением австралийских специалистов местные кадры.

К 1999 г. Австралии удалось улучшить свои позиции на тайском рынке по такой продукции, как семена люпина, сыры, цитру манго, вина и кондитерские изделия. Импортные пошлины семенам люпина составляли 36%, по сыру — 48, по вину — 57,6, по цитрусовым и манго — 52%. Одновременно Австралии удавалось поставлять в Таиланд по системе квот значительное количество обезжиренного сухого молока.

Для австралийских фирм в Таиланде продолжают существовать проблемы с применением действующего таможенного кодекса и пошлин, в частности усложненная оценка импортных товаров; необычайно детализированная таможенная классификация; различные ставки почти для одинаковых видов продукции и отсутствие прозрачности при применении таможенных правил. Затруднений создают также чрезвычайно запутанная документация и усложненный процесс взимания пошлин.

В мае 2002 г. австралийское правительство начало переговоры с Таиландом по поводу заключения соглашения о свободной торговле. Премьер-министры двух стран заявили, что соглашение должно быть широкомасштабным и кроме торговли традиционными товарами и услугами касаться финансовых операций, инвестиций и других форм экономического сотрудничества. В этом соглашении Австралия видит прежде всего возможность снижения Таиландом сравнительно высоких таможенных тарифов (в среднем на 18%) и квот на некоторые товары.

В октябре 2003 г. премьер-министры Австралии и Таиланда заявили об успешном завершении переговоров об условиях свободной торговли по широкому кругу товарных позиций. Соглашение, которое вступило в действие с января 2005 г., должно обеспечивать Австралии большую интеграцию со страной, обладающей второй по размерам экономикой в ЮВА.

В 2003 г. объем торговли Австралии с Таиландом приблизился к 6 млрд. долл. (13-е место в экспорте). Очень важно для Австралии расширять торговлю услугами. Характерно, что тайские студенты предпочитают Австралию для обучения за границей. Соглашение должно обеспечить значительное расширение возможностей и для австралийских инвесторов.

Соглашение 2005 г. устраняет многочисленные тайские тарифы и квоты. Более 75% товаров австралийского экспорта освобождается от них, включая автомобили и многочисленные виды сельскохозяйственной и минеральной продукции. К 2010 г. большинство тайских тарифов вообще будут сведены к нулю. В свою очередь, Австралия предоставит преимущественный доступ на свой рынок большому числу тайских продуктов. Соглашение не только отменяет барьеры в сфере торговли товарами, но и открывает широкий доступ к услугам и инвестициям. Что касается последних, то будут приняты меры для ускорения процедуры оформления деловых поездок и ослабления ограничений на движение акционерного капитала. Австралийские инвестиции будут гарантированы от всякой дискриминации. В течение трех лет с момента вступления соглашения в действие возобновятся переговоры о дальнейшей либерализации торговли услугами.

Соглашение с Таиландом очень выгодно для австралийской автомобильной промышленности, поскольку отменяется 80-процентный тариф на поставки крупногабаритных пассажирских автомобилей, а вслед за этим понижаются тарифы на ввоз другой автомобильной продукции.

Австралийские автомобилестроительные фирмы рассчитывают на активизацию своей деятельности. Компания «Холден» объявила о намерении начать реализацию автомашин марки «коммодорс» под маркой «шевроле лумина». Программу расширения своего присутствия на тайском рынке разрабатывает компания «Форд Аустрэйлиа», рассчитывающая увеличить сбыт автомашин, узлов, запчастей. Фирма «Мицубиси» с большим успехом участвовала на автомобильной выставке в Бангкоке и намеревалась начать экспорт автомашин «диаманте» («магна»), производимых в Аделаиде, еще в 2004 г.

Малайзия. После почти десятилетнего периода быстрого роста в 1998 г. малазийская экономика испытала исключительно большие трудности, которые сохранялись и в следующем году. Такие ключевые отрасли, как сельское хозяйство, обрабатывающая промышленность и строительство, оказались в упадке. В тяжелое положение попала сфера услуг, резко сократились операции в финансовом и банковском секторах. В сентябре 1998 г. правительство объявило о введении контроля за движением капитала, а затем и твердого курса ринггита к американскому доллару. В результате, по мнению иностранных инвесторов, экономическая ситуация стала еще более непрогнозируемой, неустойчивой. В этот период существенно упал уровень торговли Австралии с Малайзией. В 1998 г. австралийский экспорт снизился до 1828 млн. долл., или на 23% против предыдущего года. В 1999 г. он несколько повысился, но по-прежнему существенно отставал от уровня 1997 г.

Австралия рассчитывает на дальнейшее взаимовыгодное сотрудничество с Малайзией. При населении 21,7 млн. человек ее ВВП в 1997 г. составил 97,9 млрд. долл. США, а доход на душу населения — в среднем 4500 долл. Благодаря визитам представительных делегаций, торговым выставкам и прочим формам содействия торговли Австралия знакомит Малайзию со своими возможностями в области торговли, инвестиций и технического сотрудничества. Эти усилия должны доказать, что Австралия является конкурентоспособным и надежным поставщиком промышленных товаров сложной обработки и услуг. Ее правительство принимает меры для облегчения доступа на малайзийский рынок австралийских фирм, в том числе средних и мелких.

В 2000 г. состояние экономики Малайзии значительно улучшилось, она показала себя одной из наиболее прочных в Юго-Восточной Азии, сохранялась лишь зависимость от экспорта электроники. Объем экспорта Австралии в Малайзию вернулся на уровень предкризисного 1996 г., составив 2363 млн. долл., а малайзийские поставки в Австралию возросли до 4266 млрд. долл., или на 250%. Малайзия заняла 10-е место в товарообороте Австралии, в австралийском экспорте —11-е место, в импорте — восьмое. На промышленные товары в 1998 г. приходилось более 40% австралийского экспорта в Малайзию, а на сырье— более 30%. В Малайзию поставлялись прежде всего пшеница, сахар, шерсть, молочные продукты, железо, сталь и медь.

Зависимость Малайзии от экспорта наиболее сильно проявилась в 2001 г., когда страна буквально стала жертвой мирового экономического спада. Ее ВВП вырос лишь на 0,3%. Попытки малайзийского правительства противостоять кризису проявились в стремлении увеличить внутренний спрос путем увеличения государственных расходов. Упавший спрос отразился на обрабатывающей промышленности, производство ее продукции упало на 5,8% после роста на 23% в 2000 г. Но даже в таких неблагоприятных условиях Австралии удалось несколько увеличить свой экспорт в Малайзию, доведя его почти до 2,6 млрд. долл. в значительной мере за счет сельскохозяйственной продукции.

В своей экономической политике Малайзия отдает предпочтение повышению технологического уровня своих производств с целью создания фундамента для дальнейшего развития. Ключевая роль в этом деле предназначается банкам и финансовым учреждениям, которые должны реструктуризировать свои услуги. Правительство Малайзии приняло серьезные меры, включая укрупнение и повышение прозрачности финансовых учреждений. Достижение этих среднесрочных целей должно обеспечить значительно более тесную связь между нуждами малайзийского развития и возможностями австралийской экономики.

Эти возможности проявляются в ряде секторов, включая информационные технологии, торговлю потребительской продукцией, профессионально-техническое образование и консультативную помощь финансовому сектору, транспорту, энергетике, машиностроению, строительству.

Хотя регулярное сокращение таможенных тарифов, осуществляемое малайзийским правительством, открывает австралийским компаниям все больший простор на местном рынке, их беспокойство вызывает сохранение высоких пошлин на продовольствие и промышленную продукцию сложной обработки.

Филиппины. В 1997 г. эта страна с населением 72 млн. человек имела ВВП в размере 83,8 млрд. долл. США и доход на душу населения 1200 долл. Филиппины пережили кризис 1997-1998 гг. сравнительно благополучно. Рост ВВП в 1999 г. составил 3,2% и был на уровне, предусмотренном правительством. МВФ оценивает ее экономическое положение как благоприятное, одновременно настаивая на продолжении структурных реформ.

Австралия проявляет высокую заинтересованность в развитии торгово-экономических отношений с Филиппинами, исходя из ее относительной географической близости, большого внутреннего рынка, значительной доли грамотного населения, широкого распространения английского языка. За десятилетие, закончившееся в 1997 г., австралийский экспорт товаров и услуг в эту страну возрос в 4 раза. Товарный экспорт за этот период увеличился с 259 млн. до 1225 млн. долл. Филиппины стали 16-м внешнеторговым партнером Австралии, тогда как за десять лет до этого были только 26-м. В дальнейшем, хотя хозяйственная база страны оставалась прочной, финансовые потрясения вызвали обесценение местной валюты и подорвали доверие иностранных инвесторов к национальной экономике. Рост ВВП сни­зился, нарастала инфляция, но и тогда среднесрочные и долгосрочные перспективы экономики оценивались как обнадеживающие.

Австралийский экспорт на Филиппины после снижения в наиболее острый период кризиса существенно возрос. В 2000 г. товарооборот Австралии с Филиппинами составил 2,1 млрд. долл., а экспорт достиг 1,5 млрд. долл., превысив уровень 1999 г. на 26%. Тогда Филиппины заняли 23-е место в товарообороте Австралии и 11-е в ее экспорте. Низкий курс австралийского доллара использовался как средство конкуренции с США на филиппинском рынке.

Сельскохозяйственная продукция составляет почти половину австралийского экспорта на Филиппины. Доля промышленных товаров, главным образом сложной обработки, достигает 30%. Поставляется оборудование для объектов инфраструктуры, энергетики и др. В 2000 г. ведущими статьями австралийского экспорта были молоко и сливки (312 млн. долл.), живой скот (118 млн. долл.), телекоммуникационное оборудование (78 млн. долл.), нефть (110 млн. долл.), уголь (83 млн. долл.), медь (60 млн. долл.), алюминий (47 млн. долл.). Австралия доминирует в поставках живого скота (85% импорта Филиппин), покрывает 30% импортных потребностей этой страны в заморо­женном мясе. В том же году Австралия впервые стала экспортировать на Филиппины сырую нефть (на 110 млн. долл.).

В 2001 г. ВВП Филиппин вырос на 2,9% (прогноз на 2002 г.— 3,2%). При том что на США приходится 30% филиппинского экспорта, видимо, спад в экономике оказал на него депрессивное влияние. Стремление правительства Филиппин стимулировать экономику посредством фискальных мер сдерживается большим бюджетным дефицитом.

С 1997 г. филиппинское правительство осуществляет реформы центрального банка, финансового сектора в целом, либерализацию режимаиностранных инвестиций. Все это улучшило условия для австралийских экспортеров и инвесторов, однако, по мнению иностранных предпринимателей, издержки все еще имеют место. Например, сохраняется сравнительно высокая заработная плата, увеличивающая издержки производства, сложная, непрозрачная система управления экономикой и др. Хотя состояние энергетики улучшилось, повысился уровень производства электроэнергии, другие объекты инфраструктуры, а именно порты, дороги, водоснабжение, требуют большого внимания, особенно в сельских районах.

Как член ВТО и АТЭС Филиппины взяли на себя обязательства по либерализации таможенных пошлин и устранению нетарифных барьеров. По настоянию ВТО, например, Филиппины снизили таможенные тарифы на большое количество товаров на 10—30%. Руководство страны обещало к 2004 г. снизить все тарифы до 5% и более, за исключением некоторых товаров, в частности кукурузы и сахара. Подлежали пересмотру тарифы на минералы и металлическую продукцию, которые в 1997 г. составляли от 3 до 50%. Кроме снижения пошлин была реформирована система квотирования товаров, внесена большая ясность в санитарное и карантинное регулирование.

В июле 1999 г. были отменены таможенные пошлины на ввоз 318 видов сельскохозяйственной техники и оборудования. Отмена преференциального тарифа на поставки сахара из стран АСЕАН позволила Австралии ввезти на Филиппины 150 тыс. т сахара на 30 млн. долл. Филиппины согласились принять сертификаты австралийской карантинной инспекции на мясо страуса. С помощью компании «Аустрэйд» на филиппинский рынок было допущено более 50 новых фирм.

Австралия рассчитывает на дальнейшее существенное расширение экспорта на Филиппины, в частности некоторых продуктов сельского хозяйства, хотя филиппинский сельскохозяйственный сектор крайне чувствителен к переменам и поэтому либерализация на него не распространяется. Ввозу австралийского продовольствия серьезно препятствуют импортные квоты, высокие таможенные тарифы, сложные санитарные требования. Существуют, однако, перспективы повышения поставок мяса, поскольку их квотирование отменено и заменено тарифами, которые заметно снижались до 2001 г. Так, тариф на живой скот весом более 330 кг, ранее составлявший 30%, был снижен до 3%. Австралия считает, что существуют большие возможности для сбытамяса крупной дичи. Например, мясо кенгуру вполне может заменить мясо буйвола. В 1998 г. состоялась договоренность о его поставках на филиппинский рынок. Австралия надеется охватить все звенья торговли мясом вплоть до розничной сети. С целью форсирования поставок мяса на Филиппины направляются торговые делегации и организуются специальные семинары. Так, в феврале 1998 г. 15 австралийских фирм по производству мясопродуктов организовали в Маниле выставку своей продукции.

В Австралии считают, что в будущем Филиппины будут вынуждены расширить ассортимент ввозимой сельскохозяйственной продукции в связи с ростом населения, сокращением земледельческих площадей, неудовлетворительным развитием сельской инфраструктуры и снижением ее конкурентоспособности. За десятилетие, закончившееся в 1997 г., валовое сельскохозяйственное производство на Филиппинах увеличилось менее чем на 8%. Австралийские внешнеторговые круги придают важное значение возможности увеличить поставки на филиппинский рынок оборудования, особенно для горно-добывающей промышленности, энергетики и телекоммуникаций. При этом Австралия рассчитывает на свою высокую репутацию как производителя такого оборудования. На выставке горного оборудования в Маниле в июле 1997 г. Австралия была представлена более чем 80 компаниями, демонстрировавшими широкий спектр оборудования, технологий и услуг. Австралийские экспортеры надеются, что им удастся до­биться существенных сдвигов в сбыте морских средств транспорта, прежде всего быстроходных паромов.

Для упрочения своих позиций на филиппинском рынке Австралия организует визиты своих высокопоставленных чиновников, торговые выставки и миссии, рабочие группы, изучающие положение по отдельным товарам. Австралия использует ежегодные встречи на заседаниях совместной австралийско-филиппинской комиссии для первоначального обсуждения вопросов двусторонней торговли и капиталовложений, а также деятельности в рамках АТЭС, ВТО и Кэрнской группы. Кроме того, большую роль играют двусторонние встречи министров на различных форумах, на которых вопросы доступа на рынки являются регулярной темой обсуждений.

Вьетнам. 1992-1997 годы были периодом стремительного экономического роста Вьетнама. В 1995 и 1996 гг. ВВП увеличивался более чем на 9%. Страна не сразу ощутила те трудности, которые в результате кризиса 1997-1998 гг. настигли другие государства региона. Однако с некоторым опозданием, в 1998 г., ее экономическое положение ухудшилось, хотя темпы роста ВВП сохранялись на существенном уровне— более 3%. В последующие годы они еще более выросли, составив 5,5% в 2000 г. и 4,7% в 2001-м. По мнению австралийских деловых кругов, развитие экономики страны сдерживается недостаточно быстрой реализацией реформ, включая рыночные.

Расширяются торговые отношения Вьетнама с Австралией. Даже в условиях кризиса торговля Австралии с Вьетнамом, в том числе ее экспорт, продолжала демонстрировать быстрый рост. В 2004 г. австралийский экспорт достиг 865 млн. долл., увеличившись на 38%. Его главными статьями являются медь, пшеница, алюминий и золото. В 2004 г. австралийское правительство подписало с Вьетнамом соглашение о снижении тарифов на поставки вин, которые теперь сопоставимы с тарифами для стран ЕС. Доступ продукции Австралии на вьетнамский рынок особенно возрос благодаря подписанию в том же году соглашения о статусе наиболее благоприятствуемой нации, который распространяется на большую часть австралийской экспортной продукции. Австралийское правительство добивается, чтобы под этот режим подпали текстиль и пряжа.

На вьетнамском рынке продолжают возрастать возможности для австралийских провайдеров услуг. В мае 2004 г. Мельбурнский техно­логический институт основал университетский городок в Ханое, ранее им было открыто учебное заведение в Хошимине.

Для австралийских экспортеров Вьетнам представляет значительный интерес. Эта страна с 82 млн. жителей (2001) и преобладанием молодого, сравнительно образованного населения испытывает большие трудности в развитии инфраструктуры, подготовке многопрофильных кадров и повышении жизненного уровня ее жителей. Хотя доход на душу населения составляет приблизительно 300 долл. США, сохранение связей многих жителей страны со своими зарубежными родственниками, оказывающими им финансовую помощь, повышает их покупательную способность. По ряду товаров местный рынок развит недостаточно, но австралийские компании продолжают здесь активно действовать, опережая своих конкурентов.

За 90-е годы прошедшего столетия в товарообороте Австралии с Вьетнамом произошли громадные изменения, преимущественно за счет импорта нефти. Если в 1990 г. товарооборот между ними составлял всего41,9 млн. долл., то в 2000 г. он достиг 2596,5 млн. долл., т.е. увеличился почти в 61 раз! За это время экспорт Австралии возрос с 23,3 млн. до 457 млн. долл., или почти в 20 раз. В 2000 г. Вьетнам был 19-м в списке торговых партнеров Австралии и 31-м экспортным рынком. В 2002 г. ее экспорт составил 513,2 млн. долл. Основными статьями экспорта Австралии были молоко и сливки (40,6 млн. долл.), мучные изделия (36,8 млн.), алюминий (35,4 млн.), медь (31 млн.),пшеница (17 млн.), автомобильные запчасти (13,9 млн.), специальное электрическое оборудование (13,8 млн.), удобрения (12,7 млн. долл.).

С целью вовлечения вьетнамских компаний в более тесное экономическое сотрудничество по инициативе компании «Аустрэйд» в сентябре 1998 г. был создан Австралийско-вьетнамский деловой совет, в который вошли представители более 20 действовавших во Вьетнаме австралийских компаний и 40 вьетнамских предприятий. Австралийская сторона считает, что создание совета будет способствовать укреплению экономических связей между двумя странами.

Австралия видит следующие основные задачи в развитии экономических отношений с Вьетнамом: улучшение доступа на его рынок продовольствия, напитков; организация семинаров и симпозиумов, оказание помощи в выработке стандартов по продовольствию; регулярные деловые консультации с высокопоставленными государственными чиновниками и руководителями ведущих государственных компаний; наращивание поставок продукции и предоставление услуг для нужд горно-добывающей промышленности, экологии, судоходства, профессионального обучения и сельскохозяйственного сектора; повышение уровня информированности австралийских компаний о торговле с Вьетнамом и т.п.

По мнению австралийских предпринимателей, проникновение на вьетнамский рынок все еще сравнительно затруднено из-за ряда препятствий, в частности крайне забюро1фатизированной законодательной системы, негибкой деятельности банков и противоречивого таможенного кодекса. Однако участие Вьетнама в АСЕАН, а с ноября 1998 г. и в АТЭС и его стремление вступить в ВТО должны упростить его торговый режим.

Вьетнам продолжает свои экономические реформы, что открывает перед Австралией новые торговые и инвестиционные возможности. Отношения в этих сферах развиваются благодаря деятельности Комитета по совместному торговому и экономическому сотрудничеству, возглавляемого австралийским министром торговли и вьетнамским министром по вопросам планирования и инвестиций, и многочисленных делегаций предпринимателей.

Другие страны ЮВА.Австралийские аналитики считали, что в 2002 г. в прочих странах региона (Лаос, Камбоджа и Бирма) экономическое развитие в меньшей степени пострадало от снижения мирового экономического роста, поскольку в них ограничены масштабы действия рыночных сил и значительна роль иностранной помощи.

Южная Азия

Индия.В начале 90-х годов ХХ в. Индия разработала и приняла программу экономических реформ. После более чем десятилетнего периода их осуществления страна стала более привлекательным рынком и сферой приложения капиталов. Реформы предусматривают значительное уменьшение таможенных пошлин, постепенное снижение импортных ограничений на 2700 видов продукции, включая товары австралийского экспорта, поэтапный переход к полной конвертируемости рупии и облегчение иностранных капиталовложений в ряд секторов. Сырье и оборудование теперь могут ввозиться в страну беспрепятственно, средний импортный тариф снижен с 87% в 1990/91 г. до 23% в 1996/97 г. В целом реформы весьма способствовали повышению темпов экономического роста Индии. Рост ее ВВП с 0,9% в 1991/92 г. поднялся до 6,9% в 1996/97 г., правда, в период азиатского кризиса он снизился до 5%. Предпринимательские круги Индии единодушно положительно оценивают результаты реформ. Перспективы индийской экономики выглядят как благоприятные, несмотря на все еще слабо развитую инфраструктуру.

И все же в начале XXI столетия Индия показывала существенное снижение темпов экономического роста: с более 7% в середине 90-х годов до 4,4% в 2001 г. Частично это объясняется замедлением темпов проведения реформ, повышением мировых цен на нефть, землетрясением в промышленном штате Гуджарат, падением сельскохозяйственного производства и общим спадом в мировой экономике. Правда, одновременно улучшились «условия торговли» при резком росте индийского экспорта. Однако финансовое положение страны как на общенациональном, так и на региональном уровне продолжало оставаться неблагоприятным.

Индийское правительство объявило о намерении ускорить выполнение программы приватизации и рассчитывает на то, что торговая либерализация ускорит экономический рост. Потребительские цены в 2001—2002 гг. снизились, а банковская ставка находилась на самом низком уровне за предшествующие 30 лет. Другие меры стимулирования экономики включают снижение суммы обязательных резервов банков, размещаемых в Резервном банке Индии, ослабление ограничений по взаимным инвестициям фирм и дальнейшее улучшение инвестиционных условий,

Ожидалось, что состояние индийской экономики, прежде всего аграрного сектора, в 2002 г. улучшится благодаря обильным осадкам и повышению сельскохозяйственных доходов. Глобальное развитие торговли также играет положительную роль, хотя незначительная подверженность Индии влиянию мировой экономики ограничивает доходы из этого источника. ВВП Индии должен был заметно возрасти.

Громадные территории и численность населения (свыше 1 млрд.) Индии делают ее в глазах австралийских предпринимателей исключительно перспективной в качестве рынка товаров и сферы приложения капитала. В 2000 г. она была 20-й в списке торговых партнеров Австралии и 14-м экспортным рынком. Товарооборот между странами составил 2,5 млрд. долл., в том числе экспорт— 1,8 млрд. и импорт — 0,7 млрд. долл. С 1990 г. и экспорт и импорт Австралии увеличились более чем в 3 раза, причем экспорт за истекшее десятилетие рос в среднем на 12% в год. В первом десятилетииXXI в. австралийско-индийская торговля, по всем прогнозам, резко активизируется. В 2002 г. только экспорт достиг почти 2,5 млрд. долл. В 2003 г. Индия заняла девятое место в австралийском экспорте.

Настроенность индийских политических и деловых кругов на продолжение экономических реформ открывает широкие перспективы для двустороннего сотрудничества. За теми секторами экономики, в которых Австралия особенно конкурентоспособна, ослабляется контроль, а рост спроса на потребительские товары со стороны растущего индийского среднего класса и диверсификация индийской экономики ведут к увеличению потребности в новейших технологиях.

Становление Индии как мировой экономической державы набирает темпы. По размерам ВВП она заняла 12-е место в мире. В 2004 г. Индия переместилась на седьмое место среди стран — импортеров австралийской продукции. Австралия является также восьмым по значению ее зарубежным инвестором.

В 2004 г. товарный экспорт Австралии в Индию вырос на 62% по сравнению с предыдущим годом. Австралийские экспортеры шерсти продолжали пользоваться низкими тарифами на немытую шерсть (5%). В результате таких серьезных тарифныхпослаблений они улучшили свои позиции на индийском рынке золота, угля и вин.

Возрастает интерес Индии к австралийским услугам, Австралия — третий по значению поставщик образовательных услуг на индийский рынок. В одном только 2003 г. численность индийских студентов, обучающихся в Австралии, возросла на 45%, превысив. 20 тыс. Все более привлекательной для австралийских инвестиций становится индустрия развлечений, особенно производство кинофильмов. Благоприятными для экспортеров считаются здравоохранение и горно-добывающая промышленность.

Индия импортирует в 3 раза больше нефти, чем добывает. При нынешней потребности в 110 млн. т собственная добыча не достигает и 35 млн. т. Такое положение открывает большие возможности для экспорта австралийской нефтегазовой продукции. Уголь и шерсть составляют примерно половину австралийского экспорта в Индию, причем по коксующемуся углю она является вторым в списке потребителей.

Хотя в экспорте Австралии преобладают традиционные товары, структура поставок в Индию постепенно меняется. Быстро растет доля промышленных товаров сложной обработки: с 67 млн. долл. в 1991/92 г. до 236 млн. долл. в 1995/96 г. В 1997/98 г. поставки телекоммуникационного оборудования, компьютерной техники, медицинского оборудования и специализированных машин оценивались в 130 млн. долл.

Потенциальные сферы увеличения австралийского экспорта определяются тремя большими группами товарных статей, которые традиционно удовлетворяют потребности Индии (сырье, особенно уголь, минералы и шерсть) и способствуют росту ее новых отраслей.

По товарной структуре взаимной торговли сотрудничество налаживают специализированные рабочие группы. В 2000 г. начали действовать еще две. Одна из них, именуемая Совместной рабочей группой по энергоносителям и минералам, стимулирует инвестиции в их добычу и переработку. Рабочая группа представляет собой форум для обмена информацией и взглядами по вопросам, касающимся данных видов продукции. Другая организация — Совместная предпринимательская группа по натуральным волокнам и текстилю и ее подгруппы по шерсти, хлопку и текстилю налаживает контакты с индийской текстильной промышленностью. Она добилась снижения с февраля 2000 г. таможенных пошлин на шерсть на 1,5%.

В 2000 г. между Австралией и Индией заметно расширились двусторонние контакты, чему весьма способствовало улучшение торгового климата в последней. В ВТО Индия является наиболее активной развивающейся страной, что позволяет Австралии рассчитывать на ее заметный вклад в проведение нового раунда торговых переговоров в рамках этой организации. О возрастающем интересе Австралии к Индии как торгово-экономическому партнеру свидетельствует посещение ее в 2000 г. высокопоставленными австралийскими делегациями: в июле во главе с премьер-министром, в марте— с министром иностранных дел, в декабре — с министром связи и информационных технологий.

В 2001 г. двусторонние отношения буквально процветали. За предшествующее десятилетие австралийский экспорт в Индию возрастал в среднем на 12% в год. По объему австралийского экспорта, составившего почти 2,5 млрд. долл., Индия вышла на 13-е место, а в 2003 г., как отмечалось, на девятое. Среди товаров, объем вывоза которых был особенно значительным, находится уголь — 960 млн. долл. против 740 млн. долл. в 2000 г. Резко увеличились поставки медной руды — до 284 млн. долл. по сравнению с 28 млн. долл. за пятилетие до этого. Индия — четвертый по значению рынок для австралийской шерсти (в 2001 г. 176 млн. долл.). Поставки хлопка достигли почти 158 млн. долл., тогда как за пятилетие до этого составили лишь 14 млн. долл. Резко возрос экспорт товаров агробизнеса, включая бобовые, овощи и апельсины.

Динамично набирал темпы экспорт услуг предоставляемых Австралией, что было особенно заметно по числу индийских студентов, обучающихся в учебных заведениях. Вообще австралийское правительство придает большое значение образовательной сфере, стремясь представить ее как высококачественного и недорогого провайдера услуг.

И все же Австралия не вполне удовлетворена условиями торговли с Индией. Одно из главных препятствий для дальнейшего роста экспорта она видит в сохранении высокого уровня импортных пошлин на ряд товаров. Хотя их уровень был снижен с 250% в 1991 г. до 42% в 1997-м, они все еще представляют собой значительный барьер. Введение в Индии в 1998/99 г, специального налога на ввозимые товары в размере 4% вызвало недовольство австралийских и других экспортеров. Австралия приняла решение провести с другими заинтересованными странами в рамках ВТО консультации по поводу введения этого налога. Широко распространенная в Индии система государственных субсидий также осложняет поступление австралийских товаров на индийский рынок. Эти субсидии охватывают производство продовольствия, удобрений и нефтепродуктов. Они очень велики по услугам в сфере ирригации, энергоснабжения и общественного транспорта.

При всем том торговая либерализация в Индии продолжается, страна все чаще рассматривается международным бизнесом как привлекательный рынок. Поэтому почти по всем поставляемым товарам Австралия испытывает острую конкуренцию. Тем не менее она успешно пользуется своей репутацией конкурентоспособного и надежного поставщика.

Отмена Индией количественных ограничений и последующая тарификация торговых барьеров были весьма благоприятно восприняты австралийскими экспортерами. Их возможности возрастают в результате общей понижательной тенденции в тарифной политике, несмотря на то что процесс снижения тарифов замедлился и даже имело место их повышение в некоторых случаях в качестве временной меры, позволяющей индийской промышленности приспособиться к усиливающейся конкуренции со стороны импортной продукции.

Австралия проявляет особую заинтересованность в дальнейшем снижении таможенных пошлин на ввоз угля и шерсти. Кроме того, она добивается уменьшения пошлин на аграрную продукцию, особенно на апельсины, а также пшеницу, вина и специальные масла. Усилия концентрируются на таких многообещающих сферах предпринимательства, как информационные и финансовые услуги, туризм, здравоохранение, обучение и экология.

Любопытно, что Австралия становится ареной для съемок индийских кинофильмов, предлагая привлекательные пейзажи, высококвалифицированных специалистов и сравнительно низкие цены. С 1998 по 2001 г. в Австралии было снято 40 индийских фильмов.

Пакистан. Несмотря на большую территорию и значительную численность населения (в 2001 г. свыше 160 млн.), Пакистан остается второстепенным торговым партнером Австралии. В 2000 г. он занимал 40-е место в ее товарообороте, 33-е — в экспорте и 39-е — в импорте. Товарооборот между двумя странами составил 565,8 млн. долл., а австралийский экспорт — 379,6 млн. долл. Последний характеризуется большой нестабильностью. Так, в 1999 г. он оценивался в 647,3 млн. долл., а за весь период 90-х годов возрос несколько более чем в 2 раза. Ведущими его статьями были свежие овощи, животные жиры, масличные семена, уголь, железная руда.

В обозримом будущем не намечается существенного увеличения торговли с Пакистаном. В 1996 г. ВВП этой страны (63,7 млрд. долл. США) лишь ненамного превышал 2/3его размера в такой маленькой стране, как Сингапур, доход на душу населения составлял 487 долл., но главное, страна отличается хронической политической и экономической нестабильностью. Военный переворот в октябре 1999 г. усилил эту неустойчивость. К этому надо добавить международные санкции, связанные с испытанием атомного оружия, и продолжающиеся конфликты на индо-пакистанской границе. МВФ продолжает кредитовать Пакистан, но мировое сообщество в экономических отношениях с этой страной пока занимает выжидательную позицию.

Не благоприятствует интересам Австралии и торговый режим, действующий в Пакистане. С начала 80-х годов в стране осуществляется серия торгово-промышленных реформ, но многие учреждения проводят старую торговую политику. Таможенные пошлины остаются высокими, отсутствует прозрачность при применении таможенного кодекса из-за многочисленных льгот, весьма произвольно используемых бюрократическим аппаратом. Нередко к одному и тому же продукту могут применяться различные таможенные тарифы, вся система их взимания подвергается манипуляциям. В 1996 г. максимальная таможенная пошлина составляла 65%, а средняя ставка уменьшилась с 27,5% в 1984 г. до 24,1% в 1993 г. Установленный законом размер пошлины значительно превысил ставку вследствие большого количества дополнительных обложений по таким товарам, как сахар, нефтепродукты, удобрения, химикаты, изделия из резины и производственное оборудование.

В Пакистане действует импортзамещающая модель, ущемляющая интересы иностранных экспортеров. В стране поддерживается режим протекционизма, она существенно отстает от многих других развивающихся стран по степени интеграции в мировую экономику.

Бангладеш. Несмотря на наличие в стране политической неустойчивости, рост ее экономики достаточно высокий. Развивающийся средний класс открывает существенные возможности для австралийского бизнеса. Однако, как и Пакистан, Бангладеш остается второстепенным партнером Австралии. В 2000 г. он занимал только 43-е место в ее товарообороте и 33-е в экспорте. Тем не менее за 90-е годы австралийские товарные поставки в Бангладеш резко возросли: с 64,1 млн. долл. в 1990 г. до 332,7 млн. долл. в 2000 г. Завозятся главным образом молоко и сливки, свежие овощи, хлопок, масличные семена, цинк. Структура импорта Бангладеш из Австралии заметно диверсифицируется, что выражается в росте закупок промышленной продукции и промышленного сырья. Бедность населения (в 1996 г. доход на душу населения составлял всего 235 долл. США) и слабость экономической базы существенно сдерживают дальнейший рост австралийского экспорта.

Шри-Ланка. За последние три десятилетия страна демонстрировала экономический рост, несмотря на очень большие трудности, связанные с непрекращающейся гражданской войной. В 2001 г. ее население составляло около 22 млн. человек, ВВП — несколько выше 4 млрд. долл. США, а доход на душу населения — 729 долл. Хотя Мировой банк относит Шри-Ланку в разряд стран с низким доходом, она превосходит другие государства Южной Азии (Индия, Пакистан, Бангладеш и Непал) не только по размерам дохода на душу населения, но и по таким важным социальным критериям, как продолжительность жизни и грамотность населения. Благодаря проведенным экономическим реформам Шри-Ланка теперь обладает одним из наиболее открытых и рыночноориентированных хозяйств. Австралия успешно наращивает свою торговлю с ней. Позитивные перемены в ее хозяйстве способствовали диверсификации структуры ее внешней торговли и усилению экономических связей с Австралией.

В 2000 г. товарооборот между двумя странами достиг 371,1 млн. долл. против 81,5 млн. долл. в 1990 г., т.е. увеличился в 4,6 раза, а объем австралийского экспорта — 288,9 млн. долл. против 82,1 млн. долл. Экспорт Австралии преобладает над импортом из Шри-Ланки. Быстро растут потребности страны в таких австралийских товарах, как промышленное оборудование, сырье, средства транспорта, строительные материалы. С ростом доходов населения Шри-Ланки вообще и городского особенно увеличивается спрос на такие австралийские сельскохозяйственные продукты, как мясо, молоко и молочные продукты. В 2000 г. на последние приходилось почти 1/4 поставок из Австралии.

Ближний и Средний Восток

Начало XXI в. ознаменовалось снижением мировых цен на нефть и соответственно ее добычи в странах ОПЕК (в 2001 г. на 3,5 млн. баррелей в сутки, или на 18,7%). Это привело к понижению темпов экономического роста в большинстве стран региона. Положение усложнялось из-за сокращения международного туризма и воздушного сообщения вследствие террористического акта 11 сентября в США. Уменьшение туристических туров особенно затронуло Египет и Объединенные Арабские Эмираты. Жестокая засуха в регионе (четыре года подряд) тяжело отразилась на сельскохозяйственном производстве. РостВВП Саудовской Аравии — крупнейшего производителя нефти— в 2001 г. снизился до 2,3% против 4,594 в 2000 г., а ОАЭ — с 6,9 до 2,9%.

В 2003 г. Австралия добилась значительных достижений в области экспорта на Ближний Восток, хотя поставки в регион несколько сократились главным образом в результате засухи. За пятилетие, закончившееся в 2003 г., товарный экспорт в этот регион увеличился на 25%, который остается весьма привлекательным для австралийских экспортеров.

В 2004 г. объем товарной торговли Австралии с Ближним Востоком достиг 11,4 млрд. долл., в том числе экспорт — 6,6 млрд. долл. Главными рынками были Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты. Ведущей статьей экспорта оставались легковые машины (26% всего экспорта). Наряду с ними Австралия поставляет в регион сельскохозяйственную продукцию (пшеница, ячмень, другие зерновые, молочные и мясные продукты, живой скот). Австралийское правительство стремиться поставить торговлю с Ближним Востоком на более прочную основу, в частности путем подписания с рядом стран меморандумов о взаимопонимании относительно продажи живого скота. Австралийский экспорт в этот регион растет и за счет диверсификации услуг. Например, в 2004 г. экспорт услуг в ОАЭ составил 472 млн. долл.

Иран. Перспективы его развития сильно зависят от мировых нефтяных цен и способности привлечь иностранные капиталовложения. Однако проведенные в 2001 г. политические дебаты мало способствовали повышению доверия инвесторов. Американский закон о санкциях в отношении Ирана и Ливана препятствует капиталовложениям в иранскую нефтяную промышленность. ВВП Ирана снизился на 5,8% в 2000 г. и на 5% в 2001 г.

Экономические и политические реформы в Иране улучшают условия для торговли с ним. Он проявляет заинтересованность в развитии торговли и инвестиционных отношений с Австралией. В 2001 г. она добилась значительного увеличения своего экспорта в эту страну. Растянувшаяся на годы засуха вызвала увеличение потребностей Ирана в продовольствии, особенно в пшенице, а также в средствах управления водными ресурсами (в виде сельскохозяйственного оборудования и соответствующих технологий).

Ирак. Страна сильно зависит от состояния мирового нефтяного рынка, хотя непризнание квот ОПЕК обеспечивало ей большую гибкость, чем странам—участницам этого объединения. Тем не менее под давлением Ирак был вынужден уменьшить добычу нефти в 2001 г., что привело к падению ВВП на 6%.

После окончания военных операций в Ираке австралийское правительство предприняло весьма активные действия для восстановления своих торговых преимуществ в этой стране, несмотря на трудные условия бизнеса и отсутствие безопасности. В декабре 2003 г. с этой целью Багдад посетил австралийский министр торговли М.Вейл.

С отменой торговых санкций ООН против Ирака в мае 2003 г. для австралийских предпринимателей возникла возможность наладить долгосрочные торговые отношения со страной, особенно торговлю сельскохозяйственными продуктами, а также увеличить поставки промышленных товаров и оказание услуг. Еще в октябре 2002 г. австралийское правительство выделило 350 млн. долл. для поддержания экспорта в Ирак. Австралийская компания АВИЗ подтвердила свои контракты с иракским министерством торговли на основе программы «Нефть в обмен на продовольствие» на сумму 300 млн. долл.

Компания «Сагрик интернешнл», являющаяся частью руководимого американцами консорциума, выиграла тендер на послевоенное восстановление иракского сельского хозяйства (стоимость контракта 155 млн. долл.). АНЗ стал частью международного банковского консорциума, созданного для учреждения Торгового банка Ирака. Задача банка— стимулировать экономическое восстановление экономики страны путем облегчения условий импорта.

«ГРМ интернешнл» вместе с американской консультативной фирмой «БеарингпойнтЮЭсЭй» выиграла тендер на 100 млн. долл. для восстановления экономики Ирака, проведения реформ и поддержания устойчивого роста с акцентом на стимулирование международной торговли и увеличение занятости. «Патрик дефенслоджистик» выиграла тендер на восстановление международного аэропорта Багдада. Наконец, австралийский поставщик услуг нефтяной промышленности «Ворлейгруп» (часть концерна) добился контракта на восстановление в Северном Ираке нефтеразработок, насосных станций и нефтеочистительных предприятий на сумму примерно 1 млрд. долл. Компания предусматривает также оказание необходимой технической помощи иракской нефтяной промышленности.

Египет. Экономика страны в 2001 г. пострадала от падения мировых цен на нефть и уменьшения доходов от туризма. Реакция на это выразилась в девальвации в декабре 2001 г. египетского фунта. По прогнозам МВФ, в 2002 г. рост ВВП Египта должен был остаться на уровне 3,3% по мере восстановления мировой экономики и туристической индустрии.

Египет рассматривается Австралией как растущий рынок. Приватизация государственной собственности и либерализация способствуют развитию его внешней торговли. Австралийский экспорт в Египет в 2001 г. достиг 740 млн. долл., увеличившись против 2000 г. на 34%. Долголетние торговые отношения Австралии с Египтом базируются главным образом на поставке сырьевых товаров. Кроме того, Египет представляет интерес как база переработки части австралийского сырья, особенно бобовых, и как страна—реэкспортер сельскохозяйственной продукции в соседнюю Ливию.

Израиль с его многоотраслевым хозяйством является важным торговым партнером Австралии. Торговые отношения с ним перешагнули традиционные связи по линии потребительской продукции и теперь включают технологии и совместные проекты в сфере ирригации, телекоммуникаций и сельского хозяйства. В 2001 г. австралийский экспорт в Израиль достиг 278 млн. долл. Австралия использует также нестабильный, но выгодный для нее рынок Палестинской автономии, главным образом для сбыта туда живого скота.

В начале ХХI в. экономике Израиля нанесли большой ущерб неустойчивая ситуация в регионе и кризис в самой стране, что привело к значительному уменьшению доходов от туризма, потере доверия со стороны предпринимательских кругов и падению инвестиций.

Торговые связи Австралии со странами Персидского залива резко расширились и весьма диверсифицировались со второй половины 90-хгодов. Например, в 1997/98 г. экспорт в страны региона и Ирак составил 2,6 млрд. долл., увеличившись за один год на 45%.

Торговля Австралии со странами региона в 2001 г. оценивалась в 7,9 млрд. долл., т.е. по сравнению с 2000 г. возросла на 39%. В 2001 г. они поглотили 6,4% всего австралийского экспорта, торговый баланс складывался в пользу Австралии. В 2002 г. ее экспорт в регион возрос на 75% по сравнению с 1999 г. И тем не менее это означало стагнацию, которая вызывалась главным образом замедлением экономического роста стран региона. Увеличение поставок австралийских товаров обусловливается устойчивой репутацией Австралии как надежного поставщика качественного продовольствия и сырьевых продуктов (пшеница, живой скот, молочные и мясные продукты, ячмень, рис, свежие овощи) по конкурентоспособным ценам. Структура австралийского экспорта диверсифицируется, более высокие темпы роста ныне присущи несельскохозяйственной продукции и инвестициям.

Структура внешней торговли Австралии различается по странам. Легковые автомашины составляют более половины экспорта в Саудовскую Аравию и почти 1/4 в ОАЭ. Всего они поставляются в девять стран региона. Характерно, что в указанные страны направляется почти весь региональный автомобильный экспорт Австралии. В 1997/98 г. поставки автомашин оценивались в 400 млн. долл., тогда как в 1994/95 г. они вообще отсутствовали; в 2000 г. их экспорт достиг суммы 1,3 млрд. долл., а в 2003 г. 1,8 млрд. долл. Австралия экспортирует также во все возрастающих количествах сельскохозяйственные машины, оборудование для медицинских, научных, информационных учреждений. Успешная их реализация в странах региона отражает высокую конкурентоспособность товаров, а также взаимосвязь между возможностями Австралии и региональными потребностями.

В торговле с другими странами региона продолжает доминировать сырьевой экспорт, преимущественно пшеница, мясо и живой скот. Значительно увеличились поставки австралийских молочных продуктов. Поскольку страны региона испытывают все возрастающие потребности в сельскохозяйственной продукции и профессиональных услугах вследствие роста населения и расширения обрабатывающей промышленности, их спрос на сырье будет возрастать. Сокращение сельскохозяйственных субсидий европейским производителям обещает повышение конкурентоспособности австралийских товаров по сравнению с европейскими.

Все больший интерес к Ближнему Востоку проявляют австралийские инвесторы. Бренд «Малтиплекс» хорошо известен на строительных площадках Объединенных Арабских Эмиратов, а в Катаре австралийская консультативная компания ГХД вместе с «Аустрэйд» являлась главным консультантом по организации и проведению Азиатских спортивных игр в Дохе. Другие виды австралийских провайдерских услуг включают в себя консультации юридических фирм по найму рабочей силы, банков, фрахтовых компаний и др.

Главным торговым партнером Австралии среди стран Персидского залива является Саудовская Аравия. Рост австралийского экспорта в эту страну в 90-е годы ХХ в. и начале XXI столетия можно назвать поразительным. Если в 1990 г. он составлял 287 млн. долл., в 1996 г.—468 млн., то в 2001 г. достиг 2,6 млрд. долл. В 2000 г. более 2/3 его (895 млн. долл.) приходилось на легковые автомашины, около 200 млн. долл. — на молочные продукты, преимущественно сыр и творог, более 60 млн. долл. — на мясо и около 23 млн. долл. — на цинк. В 2000 г. Саудовская Аравия занимала 17-е место в товарообороте Австралии и 16-е в ее экспорте.

В августе 2003 г. экспорт живого скота в Саудовскую Аравию прекратился из-за ее отказа принять большую партию животных. С тех пор австралийское правительство упорно работает над тем, чтобы найти долгосрочное решение проблемы. Министр торговли Австралии М.Вейл в декабре 2003 г. обсуждал эти вопросы с представителями Саудовской Аравии.

Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) Австралия рассматривает как одну из наиболее перспективных стран в регионе для развития торгово-экономических связей. Экономика ОАЭ быстро развивается, таможенные пошлины сравнительно низки, валюта прочна, своевременно выплачиваются долги, в отличном состоянии находится транспортная инфраструктура. В 2001 г. экспорт Австралии в ОАЭ составлял 1,3 млрд. долл. против 1 млрд. в 2000 г. и 574 млн. долл. в 1996 г. В ОАЭ действуют около 50 австралийских фирм.

Развитию торгово-экономических связей способствует налаживание межгосударственных отношений. В 1997 г. ОАЭ открыли посольство в Австралии, которая, в свою очередь, в 1999 г. восстановила посольство в Абу-Даби. В 1998 г. в Сиднее было открыто представительство Управления по содействию торговли и туризму ОАЭ. В сентябре 1998 г. в Мельбурне состоялось заседание совместной комиссии на уровне министров, в работе которой приняла участие большая делегация бизнесменов, банкиров, официальных лиц и представителей армии ОАЭ.

В 2001 г. австралийский экспорт в Оман составлял 206 млн. долл., в Кувейт— 483 млн., в Катар— 119 млн. и в Бахрейн— 101 млн. долл. Открываются перспективы для восстановления роли Ливана как центра банковских и других услуг, приступила к осуществлению программы экономических реформ Иордания. Все это должно способствовать развитию их внешнеторговых отношений, в том числе с Австралией.

В регионе происходит резкое изменение демографической ситуации. Молодое поколение, выросшее в условиях нефтяного бума, одержимо большими ожиданиями в сфере социальных услуг, что совпадает со стремлением Австралии расширить предложение в области образования и здравоохранения. В странах региона наблюдается тенденция к отказу от небольших магазинов в пользу супермаркетов, расположенных на окраинах городов, что особенно прослеживается в ОАЭ. Супермаркеты заинтересованы в расширении закупок высококачественных австралийских потребительских товаров. Компания «Аустрэйд» разработала стратегию обеспечения розничного сектора ОАЭ новыми видами продовольствия и напитков.

Ближний Восток продолжает оставаться растущим рынком для австралийских автомобилей и запасных частей к ним. Австралия изучает возможности расширения экспорта своего нефтяного и газового оборудования, технологий и услуг в области инфраструктуры и обороны не только в ОАЭ, Омане, Катаре, но и в Йемене.

В странах Персидского залива Австралия наталкивается на конкуренцию со стороны стран Европы и США, которые долгое время являлись традиционными поставщиками туда оборудования и технологий, а также финансовых ресурсов, услуг по образованию, здравоохранению и туризму. В странах Персидского залива ощущается явная нехватка информации об Австралии как о надежном высококвалифицированном и конкурентоспособном партнере, и это проявляется во все еще низкой ее доле в импорте стран субрегиона.

Новая Зеландия, островные государства Южнотихоокеанского региона и Папуа — Новая Гвинея

Новая Зеландия. Экономика этой страны очень сильно зависит от внешней торговли. События 11 сентября 2001 г. в США, усилившие неустойчивость американской экономики, способствовали снижению экономического роста Новой Зеландии в 2002 г. до 1,9% против 2,6% в 2001 г. и 3,8% в 2000 г.

Сельскохозяйственная специализация экономики, дефицит инвестиций и нехватка квалифицированной рабочей силы препятствуют Новой Зеландии развиваться такими темпами, какие показывают другие государства—члены ОЭСР, и усиливают экономический разрыв между ними. Новая Зеландия рассчитывает на расширение торговых и инвестиционных связей с другими странами после договоренностей о свободной торговле. За Соглашением о более тесном экономическом взаимодействии с Сингапуром должны последовать подобные соглашения с Гонконгом, Республикой Корея, Чили, Канадой и США.

Несмотря на малочисленное население (около 4 млн. человек), Новая Зеландия занимает весьма заметное и по-своему уникальное место во внешней торговле и зарубежных инвестициях Австралии, являясь ближайшим, наиболее открытым и интегрированным ее торговым партнером. Новая Зеландия отличается сравнительно высоким доходом на душу населения (23 тыс. долл. США), компактной территорией, современной инфраструктурой, вообще имеет много общего с Австралией. Новозеландский рынок исключительно удобен с точки зрения освоения для начинающих экспортеров, мелких и средних фирм. Он открыт, легко доступен для широкого спектра австралийских товаров и услуг. Многие ныне преуспевающие австралийские экспортеры приобрели внешнеторговый опыт именно на новозеландском рынке.

Для Австралии Новая Зеландия является четвертым по объему экспортным рынком, шестым по значению источником ее импорта и третьей сферой приложения капитала. Для Новой Зеландии Австралия имеет значение как экономический партнер, торговый контрагент и источник инвестиций.

Связи двух стран закреплены в Австралийско-новозеландском соглашении о более тесных экономических отношениях 1983 г. В соответствии с этим соглашением стороны пользуются почти полной свободой в торговле товарами, обмене услугами, в области движения капитала и трудовых ресурсов. Австралийский экспорт в Новую Зеландию возрастает быстрее, чем поставки в другие страны. С 1990 г. товарные поставки возрастали в среднем на 9% в год, тогда как в прочие страны они увеличивались на 6%. В 2003 г., даже когда австралийский экспорт начал снижаться вследствие засухи, ослабления мировой экономики, геополитической неустойчивости, распространения атипичной пневмонии и роста курса австралийского доллара, поставки товаров и услуг в Новую Зеландию увеличились на 3%.

Новая Зеландия во все возрастающей степени пользуется преимуществами, предоставленными ей Австралией. В экспорте Австралии ее доля возросла с 13% в 1983 г. до 22% в 2003-м. По данным министерства иностранных дел Новой Зеландии, ее экспорт в Австралию увеличился за это время на 66%, т.е. больше, чем в остальные страны вместе взятые. Новозеландские потребители весьма выигрывают вследствие отсутствия пошлин на 1/4 импорта из Австралии.

Торговые отношения между двумя странами касаются в основном трудоемких отраслей — обрабатывающей промышленности и туризма. Продукция обрабатывающей промышленности составляет 53% экспорта Австралии, услуги — 23%. Затем следуют сельскохозяйственная продукция (9%), минералы (7%) и прочие товары (8%). Ведущие статьи товарного экспорта — автомашины, нефть и нефтепродукты, туристические услуги, офисное оборудование, медицинские и фармацевтические товары, бумага и картон. Двусторонние услуги охватывают в основном туристические поездки (более половины их стоимости в 2003 г.).

Австралийские капиталовложения в Новой Зеландии превышают 39 млрд. долл. (2004), или 7% всех иностранных инвестиций. Со своей стороны, Новая Зеландия в Австралии занимает третье место среди иностранных инвесторов (после США и Великобритании). Знаменательно, что Новая Зеландия, обладая лишь 0,17% мирового ВВП, поглощает 6% австралийских зарубежных инвестиций, среди них более 60% — прямые, что отражает высокую активность австралийских компаний в Новой Зеландии.

Правительства Австралии и Новой Зеландии продолжают делать дальнейшие шаги по созданию еще более гармоничных условий сотрудничества и устранению сдерживающих моментов в развитии двусторонних отношений. По мнению экспертов, перспективы дальнейшего роста торгово-инвестиционных отношений между двумя странами весьма обнадеживающие.

В 2001 г. австралийский экспорт в Новую Зеландию составлял 7,2 млрд. долл., а экспорт — 4,7 млрд. Австралия имела активное сальдо в торговле с Новой Зеландией в размере 2,5 млрд. долл. В 2003 г. экспорт Австралии составил 8,3 млрд. долл., а положительное сальдо торговли — 3,1 млрд. долл. Австралия поглощала до 18% новозеландской продукции. Затем шли ЕС (16%), США (15%). Свыше 60% товарного экспорта Новой Зеландии представляют сельскохозяйственные товары. Экспорт молочных продуктов дает 20% валютной выручки и 8% ее ВВП.

Правительство Австралии помогает своим компаниям выявлять возможные сферы деятельности в ключевых отраслях Новой Зеландии, находить партнеров, проводить выставки товаров, дорожные экспозиции, отраслевые семинары, поощряет посещение страны новозеландскими покупателями. «Аустрэйд» регулярно проводит в Новой Зеландии ярмарки.

Компания «Аустрэйд» определила ряд секторов новозеландского хозяйства, в которых австралийские товары наиболее конкурентоспособны и которые являются весьма перспективными для ее экспортеров и инвесторов:

— сельскохозяйственное производство (оборудование и услуги);

— жилищное и коммерческое строительство (техника и материалы);

— энергетический сектор (топливо);

— экологический сектор, водосбережение, водо- и воздухоочистка(оборудование и строительство специализированных предприятий);

— инфраструктура (металлические изделия; реализация инфраструктурных проектов потребует дополнительных инвестиций);

— морской транспорт (разнообразные суда, включая быстроходные паромы);

— автомобильная промышленность (автомашины).

Кроме того, Новая Зеландия является крупнейшим рынком для австралийской модной одежды. Австралия располагает обширной розничной сетью торговли этой продукцией на новозеландском рынке.

Торгово-экономические связи между Австралией и Новой Зеландией регулируются рядом соглашений и договоренностей. Важнейшее, основополагающее среди них — уже названное Австралийско-новозеландское соглашение о более тесных экономических отношениях 1983 г. Оно признается в мире как одна из наиболее всеобъемлющих, эффективных и взаимовыгодных договоренностей о свободной торговле. Центральным пунктом соглашения является отмена тарифных и количественных ограничений, Торговля большинством видов услуг либерализирована на основе соответствующего протокола. В соответствии с Транстасманским соглашением о взаимном признании (1998) товары, разрешенные к продаже в одной стране, могут продаваться и в другой. Точно так же граждане, чья профессиональная деятельность официально разрешена в одной стране, могут осуществлять ее и в другой.

С 1984 г. упростился доступ иностранных товаров на новозеландский рынок, что обострило конкуренцию между зарубежными поставщиками. Это наряду с такими инициативами, как упомянутое выше Транстасманское соглашение, ведет к отмене большинства еще сохраняющихся препятствий для установления режима свободной торговли.

Австралия— инициатор отмены нетарифных торговых барьеров, в частности так называемых несовместимых стандартов. Несоответствие им может существенно увеличить издержки по экспорту, делая потенциальные рынки недостижимыми для мелких экспортеров. С целью гармонизации стандартов в 1990 г. федеральное правительство Австралии и администрация штатов, с одной стороны, и новозеландское правительство — с другой, подписали Соглашение о стандартах, аккредитации и качестве, обязавшее стороны уравнять стандарты и признать сертификаты. В 1991 г. последовало создание совместной системы признания, которая обеспечила единый к бухгалтерской отчетности и качеству продукции.

В 1996 г. Австралия и Новая Зеландия заключили соглашение о взаимном инспектировании продовольствия. Согласно этому соглашению, экспорт и импорт осуществляются без предоставления сертификатов и проведения инспекционного досмотра (исключая случаи карантина). Досмотр проводится только в отношении продовольствия, относимого к «группе риска», а все другие продукты питания подлежат местному надзору, как и продукция, произведенная в самой стране.

В процессе уравнивания стандартов наиболее важным шагом было создание в июле 1996 г. Австралийско-новозеландского управления по продовольствию, первой совместной организации, регулирующей отношения в этой сфере и признанной устанавливать стандарты по продуктам питания. В 1999 г. вступил в силу совместный Кодекс стандартизации продовольствия. Эти инициативы снизили стоимость доставки австралийских товаров в Новую Зеландию и позволили многим мелким производителям экспортировать свою продукцию.

Австралийский экспорт в Новую Зеландию сырьевых материалов увеличивается в среднем на 18% в год. Однако значительные карантинные меры ограничивают деятельность австралийских экспортеров сельскохозяйственной продукции. В 1991 г. Новая Зеландия запретила поступление на местный рынок австралийской семги, а с февраля 1997 г. ввела обременительные условия для ввоза винограда (его поставки до этого ежегодно оценивались в 3 млн. долл.).

Наличие в Новой Зеландии эксклюзивных прав дилеров затрудняет открытую конкуренцию австралийских и других иностранных производителей электробытовой техники (холодильники, стиральные машины и т.п.) на новозеландском рынке. Австралия настаивает на том, чтобы новозеландское правительство обеспечило австралийским экспортерам возможность действовать в этой сфере так же свободно, как позволяется новозеландским компаниям в Австралии.

Новозеландское законодательство в сфере оптического и фармацевтического производства запрещает компаниям заниматься этим делом, если им принадлежит менее 55% акционерного капитала. Это ограничение запрещает австралийским компаниям приобретать более 45% акционерного капитала или основывать собственные предприятия в Новой Зеландии.

Австралийские экспортеры заинтересованы в дальнейшем расширении торговли с Новой Зеландией. Хотя на новозеландском рынке средств информации и связи существует острая конкуренция, особенно со стороны европейских и североамериканских фирм, стремление Новой Зеландии усилить свой технологический потенциал может открыть перспективы для австралийских фирм в этой области.

Потребность Новой Зеландии в продовольствии и напитках оценивается в 9 млрд. долл., что открывает широкие возможности для австралийских поставщиков. В мае 2002 г. «Аустрэйд» выступила координатором программы «Витрина бакалейных товаров в Тихоокеанском регионе», которая позволяла австралийскимкомпаниям знакомить со своей продукцией покупателей в Новой Зеландии и Южной Тихоокеании.

Австралийские экспортеры продовольствия и напитков имели возможность демонстрировать свою продукцию на выставках «Вкус Австралии» в июле 2002 г. Большие перспективы открываются и для винодельческой промышленности, особенно имея в виду, что 70% импортных вин поступает в Новую Зеландию из Австралии.

Прогресс интеграции хозяйств делает еще более важным внешний аспект Австралийско-новозеландского соглашения о более тесных экономических отношениях. Оно охватывает почти все стороны торговых и экономических связей, в частности, создает условия для тесного взаимодействия по вопросам карантина, таможенного регулирования, транспорта, стандартизации продукции и законодательства в области бизнеса.

20-летняя годовщина подписания соглашения позволила оценить выдающийся успех австралийско-новозеландских отношений и перейти к обсуждению будущих направлений сотрудничества. Празднование происходило в Сиднее в августе 2003 г. под председательством министра торговли Австралии М.Вейла. Отмечалось, что за последнее десятилетие торговля между двумя странами росла на 6% в год. Новая Зеландия стала четвертым по важности экспортным рынком Австралии.

Соглашение является основой взаимодействия этих стран в ВТО (в составе Кэрнской группы) и с АТЭС. Австралия рассматривает упомянутое соглашение не только как образец торговых отношений с другими странами, но и как инструмент установления разнообразных связей с ключевыми торговыми региональными организациями. Например, контакты Австралии с АСЕАН развиваются по трем направлениям — правительственному, предпринимательскому и учебному. Они ставят своей целью усиление торгово-инвестиционных потоков. Аналогично строятся отношения и с Сообществом развития Юга Африки (САДК).

ЮжнаяТихоокеания — небольшой, но важный для Австралии исключительно диверсифицированный рынок. В 2004 г. общий объем торговли Австралии с членами Форума тихоокеанских островов (исключая Новую Зеландию) достигал 3,5 млрд. долл. Ряд австралийских компаний успешно освоили их рынки финансовых услуг, продовольствия и туризм. Новые региональные проекты развития, как, например, добыча никеля в Новой Каледонии или разработка газовых месторождений в Папуа — Новой Гвинее, откуда будет протянут газопровод в Австралию, открывают перспективы для расширения экспорта горного оборудования и услуг.

Экономика тихоокеанских островов нуждается в прочных торговых отношениях с Австралией, которые обеспечивают весьма благоприятные возможности для их развития. Австралийский рынок очень важен для Фиджи и Папуа — Новой Гвинеи.

Экономика стран Южнотихоокеанского региона (без Новой Зеландии) в основном маломасштабна и неустойчива, многие из них являются абсолютными импортерами и практически не имеют источника иностранной валюты. Слабая хозяйственная база предопределяет их чрезвычайную зависимость от региональных экономических факторов и местных климатических условий. Все они, хотя и в разной степени, зависимы от внешней помощи и все, за исключением Фиджи, Новой Каледонии и Соломоновых Островов, не обладают предпосылками для эффективного экономического развития, Именно поэтому Австралия взяла на себя обязательства поддержать усилия правительств островных государств по осуществлению экономической и управленческой реформ, стимулировать рост и диверсификацию их частного сектора.

Австралия стала главным торговым партнером тихоокеанских островных государств. В конце 90-х годов на Фиджи, Новую Каледонию и Соломоновы Острова приходилось более 70% австралийского экспорта в регионе. Хотя в этих странах почти нет проблем с реализацией импортных товаров, некоторые из них повышают таможенные тарифы на отдельные виды продукции, что ущемляет интересы части австралийских экспортеров. В Новой Каледонии уже принимаются меры по смягчению протекционизма в пользу европейских поставщиков, но существенные ограничения по импорту все еще остаются.

Страны-острова расположены близко к Австралии, в них создана австралийская коммерческая инфраструктура. На австралийскую продукцию в регионе имеется большой спрос, учитывая ее низкие цены, высокое качество, надежность поставок и торговые услуги. Особенности местной предпринимательской деятельности хорошо знакомы австралийским экспортерам. Их устраивают надежное судоходство и хорошо поставленная телекоммуникационная связь. Фиджи и Новая Каледония — наиболее перспективные для Австралии рынки. Австралийский экспорт на Фиджи с 1996 г. был более или менее стабильным, в 2000 г. он оценивался в 592,2 млн. долл. Фиджи занимает 32-е место в товарообороте Австралии и 27-е— в ее экспорте. Вывоз в Новую Каледонию в 2000 г. составлял 211,5 млн. долл.

Многочисленные австралийские мелкие и средние предприятия, часто базирующиеся в Австралии, рассматриваются островными импортерами как предпочтительные по сравнению с крупными компаниями. Такие фирмы используют сравнительную близость рынков, которая обеспечивает им значительную экономию на транспортных издержках и дает возможность получить опыт в экспортном бизнесе. На Австралию приходится основная часть импорта большинства стран-островов, причем наиболее важными товарами являются нефтепродукты, промышленные товары и продовольствие. Но ее позиции на рынках этих стран могут быть ослаблены из-за нарастающей конкуренции, особенно со стороны азиатских стран и Новой Зеландии. Угрозу интересам Австралии составляет и намечающееся открытие судоходной линии между Фиджи и США.

Хозяйство Фиджи мало диверсифицировано и сильно подвержено внешним воздействиям. Тем не менее в регионе это страна со сравнительно развитой островной экономикой; в 1997 г. доход на душу населения там достигал 2600 долл. США при населении 800 тыс. человек. Фиджи чрезвычайно зависят от импорта, действующие таможенные тарифы там колеблются от средних до низких. На долю Австралии приходится 48% ее импорта. Она поставляет широкий ассортимент товаров, в частности покрывает почти все потребности Фиджи в энергоносителях. Австралия поставляет на Фиджи ткани, из которых производится одежда, реэкспортируемая обратно. Организация туров на Фиджи позволяет австралийским компаниям развернуть поставки на остров различных товаров, осуществлять инвестиции и предоставлять услуги.

В 1999 г. Австралия и Фиджи заключили Договор о торговых и экономических связях, который представляет широкую правовую базу для подписания более конкретных соглашений. С целью поддержки развития взаимных торгово-инвестиционных отношений в 1998 г. был создан предпринимательский совет Австралия—Фиджи. В 2002 г. экспорт Австралии на Фиджи составил 529,3 млн. долл.

Новая Каледония имеет диверсифицированный рынок, ее население обладает элементами европейской культуры и высоким уровнем технологического и управленческого опыта. Страна имеет самый высокий доход на душу населения в Южнотихоокеанском регионе, но почти все свои нужды удовлетворяет за счет импорта. Будучи французской «заморской территорией» (и ассоциированным членом Европейского союза), Новая Каледония применяет французские стандарты к товарам, строительству и энергетике. Импорт из стран ЕС освобождается от обложения, это означает, что австралийские экспортеры теряют 10—15% стоимости товаров.

В январе 1998 г. власти Новой Каледонии отменили ряд законодательных барьеров на пути импорта из Австралии и других неевропейских стран. Такие меры с учетом высокого жизненного уровня местного населения и его возрастающего интереса к австралийским товарам и услугам открывают широкие возможности для Австралии. Австралийский экспорт в эту страну не испытал сколько-нибудь существенных колебаний за последнее пятилетие ХХ в. В 2000 г. он составил 211,5 млн. долл., а в 2002 г. — 253,5 млн. долл. Основные виды экспорта — энергоносители, зерновые, фрукты и овощи, продовольствие и напитки, машины и оборудование (включая запчасти), металлы и продукты их переработки.

Дальнейшее использование рыночных возможностей Новой Каледонии позволяет Австралии рассчитывать на выход в другие французские владения в Тихом океане.

Французская Полинезия, хотя и менее открытая, чем Новая Каледония, уже представляет собой важный рынок для Австралии. В 2003 г. ее экспорт в эту страну составил 293 млн. долл. Вообще тихоокеанские страны обращаются за экономической помощью главным образом к Австралии, поскольку в регионе эта крупнейшая развитая страна обладает необходимыми хозяйственным опытом и ресурсами.

Договорной основой, на которой строится торговля Австралии с южнотихоокеанскими островными государствами, выступает Соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве. Участниками этого соглашения являются, с одной стороны, Австралия и Новая Зеландия, а с другой — Форум тихоокеанских островов. Первоначальной целью соглашения была помощь островным государствам в развитии их экономики и торговли. В последние годы значение соглашения уменьшилось, поскольку общая значимость предоставленных в его рамках льгот сократилась вследствие того, что Австралия и Новая Зеландия снизили уровень своего протекционизма.

С точки зрения перспектив развития торговли австралийские деловые круги считают, что имеется возможность увеличения поставок продовольствия и напитков, строительных материалов и различных промышленных товаров на Фиджи. Новая Каледония предъявляет спрос на большое количество стройматериалов. Повышается сбыт продуктов питания, аналогичных соответствующей французской продукции. Являясь крупной горнодобывающей страной, Австралия представляет собой идеальный источник новой продукции и услуг, включая оборудование и обслуживание отрасли.

Как уже отмечалось, и на Фиджи, и в Новой Каледонии Австралия сталкивается с нарастающей конкуренцией. На Фиджи — с Новой Зеландией, на которую в 1997 г. падало 16% импорта острова, за нею идут Сингапур (7%) и Япония (6%). Новая Зеландия является также главным конкурентом Австралии в снабжении мясом, молочнымипродуктами, свежими фруктами и овощами, а замороженными овощами и сухофруктами — Франция и другие страны Европейского союза. По поводу поставок многих видов продукции Австралии приходится вести конкурентную борьбу с США и Сингапуром, тогда как Япония демонстрирует свои традиционные возможности сбыта автомашин и электронного оборудования. В Новой Каледонии при сбыте стройматериалов Австралия сталкивается с интересами Франции и Новой Зеландии. Помимо Австралии прогулочные яхты поставляют Новая Зеландия, США, Канада и Франция, а шахтное оборудование — преимущественно США, Япония и страны Западной Европы.

Позициям Австралии в южнотихоокеанских островных государствах угрожают также их возрастающие экономические трудности. Они проистекают главным образом из-за малых размеров и слабой хозяйственной базы, ориентированной на производство одного-двух товаров, зависимости от международной конъюнктуры и погодных условий. Кроме конкуренции Австралия несет ущерб вследствие высоких издержек и нерегулярности судоходства на островах. Значительные фрахтовые ставки и портовые расходы, как и карантинные преграды, также работают против увеличения экспорта Австралии.

Экономика Папуа новой Гвинеи (ПНГ) в последнее десятилетие ХХ в. испытала трудный период, когда имели место большой государственный долг, высокая инфляция, незначительные инвалютные запасы, низкий курс национальной денежной единицы — кина. Все это вызвало падение доверия к ней со стороны инвесторов. В июне 1999 г. премьер-министр ПНГ Мораута осуществил важные экономические и политические реформы, способствовавшие упрочению ее связей с МВФ и МБ. В результате экономическое положение страны стало улучшаться, усилились ее валютные позиции.

Торговые и инвестиционные отношения с ПНГ продолжают оставаться важными для австралийских экспортеров и инвесторов. В 2000 г. товарооборот между странами составил 2,4 млрд. долл., экспорт Австралии равнялся 983,5 млн. долл. Ведущими статьями вывоза были очищенная нефть (99 млн. долл.), продукция машиностроительной промышленности (40 млн. долл.), специализированные машины (24 млн. долл.), мясо (35 млн. долл.), запчасти для компьютеров (26 млн. долл.).

В июле 1999 г. таможенный кодекс ПНГ был упрощен и модернизирован, в частности пошлины по значительной части товарных позиций были сокращены вдвое, до 2006 г. планируется их снизить еще более.

Северная Америка

Соединенные Штаты Америки. Громадные масштабы американской экономики, высокая ее эффективность, чрезвычайное разнообразие потребительского спроса и открытость для зарубежных товаров в ряде секторов — все это делает страну исключительно привлекательным рынком, в том числе для Австралии.

С середины 2000 г. в США началось снижение экономических показателей, с марта 2001 г. переросшее в стадию спада. До событий 11 сентября большинство аналитиков предсказывали сравнительно краткосрочный спад экономики и ее подъем в III и IV кварталах года. Однако депрессия оказалась более серьезной и продолжалась в течение всего 2002 г. Спад произошел главным образом из-за снижения потребления и сокращения инвестиций, вызванных падением закупок прежде всего оборудования, существенным падением использования производственных мощностей и уменьшением товарных запасов. Последствием террористических актов стало снижение потребительского спроса и деловой активности, что затормозило процесс восстановления экономики.

Тем не менее позиция США часто является решающим фактором в международных переговорах и имеет прямое отношение к решениям ВТО. Экспортные субсидии американского правительства своим производителям нередко наносят ущерб австралийской торговле с третьими странами. С другой стороны, австралийские экспортеры иногда извлекают выгоду (по правилам ВТО) из политики США, которые добиваются открытия рынков других стран. Австралия намерена следовать своим среднесрочным задачам, связанным с выполнением США обязательств по глобальной и региональной торговой либерализации, включая ускорение переговорных процессов и устранение экспортных субсидий и импортных барьеров по сельскохозяйственной продукции.

Ограничения доступа на американский рынок касаются нескольких ключевых австралийских сельскохозяйственных товаров, включая сахар, молочные продукты и говядину. Это предполагает образование большого дефицита торгового баланса Австралии с США, Импорт из стран Североамериканской зоны свободной торговли (США, Канада, Мексика) некоторых из названных товаров пользуется преференциальным режимом. Американские карантинные ограничения также ущемляют интересы Австралии. Они распространяются на живой скот, рабочих пчел и до недавнего времени — на овес (с декабря 1998 г. запрет на его поставки был снят).

Несмотря на трудности, переживаемые экономикой США в последние годы, существуют определенные предпосылки для увеличения поступлений на их рынок товаров из Австралии и возможность диверсификации экспорта в связи с девальвацией австралийского доллара. Характерно, что с начала финансового кризиса 1997—1998 гг. и экономического спада в США австралийский экспорт туда возрастал быстрее, чем в любую другую крупную страну—партнера Австралии. В 2000 г. он составил около 11 млрд. долл. против 8,4 млрд. в 1999 г. и 5,8 млрд. в 1990-м. В 2001 г. поставки Австралии в США достигли 11,9 млрд. долл. и были соизмеримы с 10% всего ее товарного экспорта. Импорт Австралии из США тогда составлял около 20% ее зарубежных закупок.

Торговля товарами между Австралией и США весьма диверсифицирована. Главной статьей австралийского экспорта является говядина (в 2001 г. на 1,7 млрд. долл.), а также вина. За ней следуют разнообразные промышленные товары, прежде всего автотранспорт и запчасти к нему. В значительных объемах завозятся также авиационная техника, химикаты, контрольно-измерительная аппаратура. Промышленные товары сложной обработки превышают 50% стоимости австралийского экспорта в США.

Экспорт австралийской промышленно обработанной продукции характеризуется особенно быстрым ростом. Эта продукция наталкивается на меньшие барьеры, чем сельскохозяйственная, и обладает большим экспортным потенциалом, чем минералы. Продвижение промышленной продукции сложной обработки имеет ряд сравнительных преимуществ, которые определяются наличием в Австралии предприятий, принадлежащих американскому капиталу (особенно автомобилестроительных и информационных технологий), а также связей в области обороны (космическая программа), солидной научно-исследовательской базой и имиджа Австралии как производителя экологически чистой продукции.

По международным стандартам доступ на американский рынок довольно свободный, но по ряду позиций интересы Австралииущемляются. Так, полностью запрещен ввоз австралийских паромов-катамаранов, сильно ограничен импорт сахара и молочных продуктов. Поддержка американских фермеров, как отмечалось, ограничивает австралийский сельскохозяйственный экспорт в США и другие страны.

Ведущие торговые державы имеют в США серьезные позиции. Главными поставщиками в порядке значимости являются Канада, Япония, Мексика, Германия, Великобритания, Тайвань и Сингапур. На них падает около 70% американского импорта. В конце 90-х годов на Австралию приходилось лишь 0,5—0,6%. По некоторым товарам она доминировала: по алюминию (конкуренты — Ямайка и Бразилия), немытой шерсти (Новая Зеландия), баранине (Новая Зеландия), руде и концентратам титана (Южная Африка, Канада), омарам и лангустам (Багамские острова, Бразилия), двуокиси марганца (Ирландия, Южная Африка). Австралия — второй по значению поставщик в США урана (после Канады), говядины (после Канады) и четвертый — вин (после Франции, Чили и Италии).

США являются самым важным партнером Австралии в области услуг. В 2000 г. она предоставила их на 6,5 млрд. долл., а использовала на 4,3 млрд. долл. Австралийский экспорт услуг за год поднялся на 24%. Это прежде всего транспортные и туристические услуги, но растут услуги и в финансовой, компьютерной и информационной областях.

После известных событий 11 сентября 2001 г. у населения США обострились националистические чувства, выражающиеся в поддержке собственной экономики, но вместе с тем возросло признание Австралии в качестве союзника и партнера. Однако в существующей экономической ситуации решения о закупке товаров определяются прежде всего уровнем цен. От австралийских поставщиков товаров требуются снижение издержек производства и инновационные решения для привлечения покупателей.

Компания «Аустрэйд» разработала панамериканскую стратегию, базирующуюся на трех приоритетах. Это продовольствие и напитки, информационные и коммуникационные технологии, продукция горнодобывающей промышленности. В то время как горнодобывающий аспект стратегии концентрируется преимущественно на Латинской Америке, продовольственный и информационно-коммуникационный — главным образом на США.

Информационные и коммуникационные технологии все еще остаются важным направлением развития американской экономики. США формируют мировые тенденции в этой отрасли. Расходы на это в 2000 г. составили 444 млрд. долл. США, т.е. примерно 50% ожидавшихся тогда мировых расходов. В 2001 г. в высокотехнологичном секторе было создано 40% американского ВВП. В США и Канаде всемирной компьютерной сетью пользуются 180 млн. человек из общего количества 513 млн., около 60% мировых закупок осуществляется через эту сеть. Северная Америка, особенно Силиконовая долина, концентрируют самое большое количество высокотехнологичных компаний. Все они образует союзы с целью расширения масштабов деятельности и доминирования в своих районах.

В США разработаны глобальные стандарты информационных и коммуникационных технологий, которые зачастую распространяются по всему шару и там получают дальнейшее развитие. Доверию к австралийским экспортерам на азиатских рынках в этой области зачастую предшествует успех в США.

Стратегия «Аустрэйд» в области экспорта продовольствий и напитков строится на требованиях американских покупателей к их экологической чистоте. Австралийские алкогольные напитки завоевывают все новые позиции. В 2001 г. Австралия продала их в США на сумму 548 млн. долл. против 100 млн. долл. в 1996 г. Реклама австралийских вин используется для ознакомления американских потребителей с разнообразными видами продовольствия, поставляемого Австралией.

Интегрирующийся рынок США и Канады ежегодно поглощает импортного продовольствия на 900 млрд. долл. США. Австралийское присутствие на этом рынке первоначально ограничивалось сырьем, но теперь во все возрастающих количествах в американских магазинах появляются австралийские продукты и напитки. Поставщики, несомненно, извлекли свою пользу из конкурентоспособности австралийского доллара и надежного имиджа Австралии.

«Аустрэйд» активно действует в ведущих городах США, включая оказание услуг в области кинофикации и организации зрелищных, в том числе спортивных, мероприятий в Лос-Анджелесе, поставку автомобильной продукции в Детройт и Лос-Анджелес, предоставление услуг здравоохранения в Атланте, биотехнологии — в Сан-Франциско.

С 2002 г. правительство Австралии прилагает усилия, с тем чтобы добиться исключения из американских ограничительных правил австралийского экспорта стали. Более 85% этой продукции было освобождено от тарифов, превышающих 30%. Австралийское правительство и далее намеревается добиваться от США льгот, зарезервировав за собой право в случае необходимости обратиться в ВТО.

Австралийское правительство выразило США свою обеспокоенность относительно мер, ведущих к деформации международной торговли сельскохозяйственной продукцией. В 2002 г. закон США о сельском хозяйстве предусматривал значительное увеличение государственных расходов на поддержание сельского хозяйства. Понижение мировых цен, а также препятствие доступу австралийской продукции на американский рынок наносят ущерб несубсидируемым фермерам Австралии.

С целью облегчить доступ на американский рынок сельскохозяйственной продукции правительство Австралии стремится запошить американскую импортную квоту по мясу. Австралия расширяет также доступ на другие защищаемые рынки США, особенно молочных продуктов и сахара.

В феврале 2004 г. Австралия подписала с США соглашение о зоне свободной торговли. Министерство торговли страны подчеркнуло, что «оно дает толчок торговле Австралии с государством, располагающим 1/3 мирового ВВП и являющимся крупнейшим в мире экспортероми импортером». Соглашение, вступившее в силу 1 января 2005 г., предусматривает открытый доступ на американский рынок большинства австралийских промышленных товаров и широкого круга сельскохозяйственной продукции, включая говядину и молочные продукты. Должен увеличиться обмен услугами. Одновременно усиливается привлекательность Австралии для американских капиталовложений, что важно для поддержания ее роста и усиления конкурентоспособности на внешних рынках. Открывающиеся возможности обещают резкое улучшение состояния многих экспортных отраслей Австралии. Соглашение не касается вопроса увеличения доступа на американский рынок австралийского сахара. Австралия рассматривает этот момент как серьезное ущемление ее экспортных интересов.

Канада. Эта страна обладает крупной и наиболее открытой экономикой в мире, является поистине торговой державой. Она привлекает развитым внутренним рынком и высоким уровнем потребления населения. Страна политически относительно стабильна, имеет развитую производственную и социальную инфраструктуру, высококвалифицированную рабочую силу. Ее экспорт дает 35% ВВП, и только треть его— сырьевые материалы (включая минералы). Около 83% канадского экспорта приходится на США, на них же падает 68%импорта Канады. Такая ориентация канадской внешней торговли обусловила то, что Канада в основном избежала разрушительного воздействия на ее экономику финансового кризиса 1997—1998 гг. Размах канадских торговых связей с США, подтвержденный Соглашением о североамериканской зоне свободной торговли, ущемляет долгосрочные интересы Австралии в Канаде. И все же, по мнению австралийских экспортеров, Канада — более доступный и менее сложный рынок, чем США. Она является также плацдармом для проникновения на рынок всей Северной Америки.

В 2000 г. экспорт Австралии в Канаду составил 1,4 млрд. долл. по сравнению с 839,3 млн. в 1990 г. В 2002 г. он достиг 1,9 млрд. долл. Канада стала 15-м по значению торговым партнером Австралии и 18-м по размерам ее экспортным рынком. В 90-е годы австралийский экспорт в Канаду увеличивался в среднем на 6% в год, что совпадало с ростом ее импорта. В австралийских поставках доминируют сырьевые товары — глинозем и сахар. За 1993—1997 гг. доля сырья в экспорте Австралии в Канаду снизилась с 87 до 73%. После значительного роста с 1992/93 г. ее экспорт начал снижаться, главным образом за счет говядины и медной руды. Одновременно на канадский рынок стали поступать обработанные продукты, включая вина и изделия из хлебных злаков. В этот период возрастал и экспорт промышленных товаров сложной обработки, примерно на20% в год. Большое место в нем занимало транспортное, энергетическое, офисное оборудование; а также текстиль.

Доступ на канадский рынок в целом открыт, хотя некоторые виды сельскохозяйственной продукции облагаются высокими таможенными пошлинами. По ряду товаров австралийские экспортеры сталкиваются с определенной дискриминацией по сравнению с американскими, поскольку Канада входит в Североамериканскую зону свободной торговли.

В краткосрочной и среднесрочной перспективе сырьевые продукты (сахар, глинозем, говядина) останутся основой австралийского экспорта в Канаду. В то же время Австралия имеет сравнительные преимущества по поставкам других видов продовольствия, напитков, текстиля, информационных и телекоммуникационных технологий. Именно эту продукцию «Аустрэйд» рассматривает как наиболее перспективную для реализации в Канаде.

Главной причиной беспокойства Австралии являются трудности торговли сельскохозяйственной продукцией, где действуют высокие тарифы и ограничительные квоты. Особенно защищено производство молочных продуктов и домашней птицы в восточной части Канады. Установление преференциальных тарифов в пользу США, в первую очередь по консервированным фруктам, а также конкуренция со стороны Мексики в связи с действием Соглашения о североамериканской зоне свободной торговли усугубляют трудности Австралии, но в достаточно отдаленной перспективе.

Краткосрочная и среднесрочная цель Австралии состоит в увеличении доступа на канадский рынок продовольствия, для чего необходимо добиться снижения барьеров, защищающих местных производителей, уменьшения преференций, предоставленных Канадой ее партнерам по Соглашению о североамериканской зоне свободной торговли (США и Мексике). Канадско-чилийское соглашение о зоне свободной торговли, вступившее в силу в июле 1997 г., угрожает австралийскому экспорту в Канаду вин и консервированных фруктов. Кроме соглашения о зоне свободной торговли с Израилем, Канада начала переговоры с Европейским союзом, проявляет заинтересованность в заключении таких соглашений и с рядом других стран.

Канадские преференциальные меры в области торговли могут нанести ущерб экспорту австралийских промышленных товаров сложной обработки, хотя, как уже отмечалось, неблагоприятное воздействие их в этом секторе менее серьезно, чем в сельскохозяйственном. Наиболее защищены на канадском рынке такие промышленные товары, как текстиль, одежда, обувь и автомобили.

Мексика. Мексиканская экономика быстро восстановилась после кризиса песо в 1994—1995 гг., чем поторопились воспользоваться австралийские экспортеры. Мексика представляет собой обширный рынок (население свыше 100 млн. человек). В 2000 г. Мексика была 33-м по значению торговым партнером Австралии и 34-м по объему ее экспортным рынком. Ее участие в Соглашении о североамериканской зоне свободной торговли обеспечивает австралийским экспортерам дополнительные преимущества, поскольку мексиканский реэкспортв США зачастую содержит австралийские компоненты.

Товарооборот между Австралией и Мексикой в 2000 г. составлял 791 млн. долл., в том числе экспорт — 339 млн. долл., увеличившийся по сравнению с 1990 г. в 3 раза. В 2003 г. Австралия экспортировала в Мексику товаров на 452,4 млн. долл., главным образом мясо (90 млн. долл.), уголь, шерсть, молоко и сливки, масличные семена.

В 2001 г. рост экономики Мексики резко замедлился вследствие падения спроса на ее продукцию со стороны США. Это самым неблагоприятным образом отразилось на состоянии мексиканской промышленности. Если в 2000 г. промышленное производство возросло почти на 7%, то в 2001 г. рост вообще отсутствовал.

Мексиканское правительство решило повысить с 1 января 1999 г. таможенные пошлины на широкий круг видов оборудования, промежуточной продукции и потребительских товаров. Заключение соглашения о зоне свободной торговли с ЕС в ноябре 1999 г. означало, что на западноевропейские страны указанное повышение тарифов не будет распространяться. Это осложнило сельскохозяйственный экспорт Австралии и других стран, не имеющих подобных соглашений. Вместе с тем недавнее решение мексиканского правительства, стимулирующее импорт солодового ячменя, благоприятно для австралийских производителей и экспортеров этой продукции.

В декабре 1999 г. состоялось четвертое совещание совместной торгово-инвестиционной комиссии двух стран, на котором было принято решение довести до сведения правительства Мексики заинтересованность австралийских экспортеров в ее рынке. В том же году Австралия поставила для новой мексиканской электростанции «Петакалко» 50 тыс. т угля. Две австралийские компании решили принять участие в тендере по его продаже в количестве 3,5 млн. т.

Австралийский экспорт в Мексику должен значительно возрасти благодаря решению Мексиканской федеральной электрической комиссии о закупке в Австралии угля на 238 млн. долл.

Латинская Америка

В 2001 г. хозяйства стран Латинской Америки, особенно Аргентины, Чили, Бразилии, ощутили неблагоприятное влияние снижения спроса США на их продукцию и падения мировых цен.

Австралия рассматривает Латинскую Америку как важную сферу своих экономических интересов. Более 500 млн. жителей и совокупный ВВП, равный 1660 млрд. долл. США (1999), делают рынок Латинской Америки, включая Мексику, перспективным. Деловой климат в странах региона одинаково благоприятный, значительная часть местных потребителей предъявляет постоянный платежеспособный спрос на импортные товары.

В 2004 г. австралийский экспорт товаров и услуг в Латинскую Америку увеличился на 5%, достигнув почти 2 млрд. долл. Товарный экспорт в Бразилию возрос на 22% (до 564 млн. долл.), а в Чили — на 24% (до 154 млн. долл.). Главные статьи экспорта Австралии в регион — уголь, молочные продукты, мясо и никель. В латиноамериканских странах увеличивается спрос на австралийские образовательные услуги.

В Аргентине в 2001 г. в очередной раз (четвертый год подряд) осложнилась экономическая и социальная ситуация. Ее правительство объявило дефолт по государственному долгу и отказалось от конвертируемости валюты, существовавшей более 10 лет, прервав ее привязанность к американскому доллару.

Многочисленные ограничения банковской деятельности и другие меры вызвали напряженность в финансовом секторе. Правительство должно было принять заслуживающие доверия экономическую программу и бюджет до истечения 2002 г., с тем чтобы получить внешнюю помощь, в которой страна остро нуждалась.

Экономический спад в Аргентине, мировой энергетический кризис 90-х годов и завышенный курс аргентинского песо отрицательно сказались на Бразилии. Резкое сокращение притока прямых иностранных инвестиций вызвало беспокойство относительно способности страны финансировать бюджетный дефицит и имело своим результатом снижение курса крузейро. После солидного роста в 2000 г. на 4,4% в 2001 г. экономический рост составил только 1,7% (оценка на 2002 г.— 2,1%).

По сравнению с другими крупными странами региона Чили не без успеха противостояла глобальной экономической депрессии. И все же в 2001 г. отмечался некоторый спад в ее хозяйстве. Предполагалось, что в 2002 г. экономический рост составит примерно 3%.

Рост экономики Венесуэлы в 2001 г. снизился до 2,7%, при том что нефть дает 80% экспортных доходов и 50% валютных поступлений. Низкие мировые цены на нефть, решение в феврале 2002 г. ввести плавающий курс боливара и политические беспорядки — все это объясняет, почему экономика страны в 2002 г. оказалась в затруднительном положении.

Слабость промышленного сектора, безработица и политическая неустойчивость продолжали сдерживать экономический рост Колумбии. После увеличения ее ВВП в 2001 г. на 1,6% в 2002 г. ожидался совсем незначительный его рост. В 2003 г. экспорт Австралии в Колумбию составил 79,7 млн. долл. против 13,3 млн. долл. в 2000 г.

В 2000 г. товарный экспорт Австралии в южноамериканский регион возрос на 27%. Однако в 2001 г. в связи с неблагоприятным экономическим положением большинства стран мира, в том числе Латинской Америки, австралийский экспорт несколько снизился, составив 1,3 млрд. долл., т.е. уменьшился на 1,4% против 2000 г. Особенно это было заметно по трем из четырех главных партнеров Австралии — Аргентине, Бразилии и Чили.

Как и в предшествующие годы, уголь был основным экспортным товаром, составляя несколько более 1/3стоимости всех австралийских поставок. Другими экспортными товарами были мясо, прежде всего говядина, молочные продукты, включая масло и сыр, а также шерсть и живой скот. В латиноамериканские страны поставляются также легковые автомобили и запчасти к ним, другие виды транспорта, специализированные машины, строительное оборудование, измерительные инструменты, сталь, химикаты, лекарства.

Хотя в австралийском экспорте в Латинскую Америку все еще доминируют сырьевые товары, несомненно, имеется возможность для его дифференциации за счет аграрных технологий, горного оборудования, судов и образовательных услуг. В 2002 г. австралийская торговая компания «Аустрэйд» организовала поездку в Чили, Бразилию и Мексику торговой миссии для решения вопросов о возобновляемых энергетических ресурсах и проведения в Бразилии ряда семинаров по экологическим проблемам с целью использования существующих возможностей в этих сферах.

Австралийский товарный экспорт в Латинскую Америку в 2000— 2002 гг. колебался на уровне 1,3 млрд. долл. В 2003 г. экспорт снизился в результате экономических трудностей в регионе, но в последнее десятилетие он возрастал на 16% в год. Поставки в Аргентину и Бразилию значительно увеличились, но в Чили сократились. На эти рынки поступают главным образом уголь, мясо и молочные продукты. Страны региона заинтересовались австралийскими образовательными услугами. Основные виды австралийского импорта из Латинской Америки — автомашины и запчасти к ним, телекоммуникационное оборудование.

Аргентина, Бразилия, Парагвай и Уругвай создали Южноамериканский общий рынок (МЕРКОСУР), охвативший население более 200 млн. человек и совокупным ВВП 1146 млрд. долл. США. В последние годы ХХ столетия МЕРКОСУР стал одой из наиболее быстро развивающихся зон мира. США, страны Европейского союза и Азиатского региона проявляют большую активность в МЕРКОСУР, поскольку рынки стран—его участниц в прошлом были сильно защищены, а чаще вообще закрыты. В 90-е годы, отражая как рост ВВП, так и начавшуюся торговую либерализацию, происходил быстрый рост импорта членов МЕРКОСУР. За десятилетие (1987—1997) он возрастал на 17,1% в год и достиг 133 млрд. долл. США.

Между 1993 и 1998 гг. австралийский экспорт в страны МЕРКОСУР ежегодно увеличивался на 4,9%. Однако с 1998 до 2000 г. он возрос на 13,9%, т.е. до 522,9 млн. долл., при ощутимом увеличении поставок продовольствия, живого скота, кожи, угля, химикатов, изделий из черных металлов и комплектующих частей для компьютеров. В 2000 г. экспорт Австралии только в Бразилию и Аргентину составил 627 млн. долл.

Для Австралии в Южноамериканском общем рынке имеются значительные неиспользованные возможности. Если в 1997 г. на ее долю приходилось менее 1% импорта стран этой зоны, то к 2000 г. австралийские экспортеры и инвесторы расширили свои связи, особенно в сфере поставок промышленной продукции сложной обработки и в организации новых инвестиционных объектов.

Торговлю между Австралией и странами, объединенными в МЕРКОСУР, сдерживают высокие тарифы на перевозки линейными судами, включая дополнительные расходы по перевалке грузов, недостаток прямых авиарейсов. Постоянные рейсы в Буэнос-Айрес, которые с ноября 1998 г. начала авиакомпания «Квонтас», несколько улучшили положение с транспортировкой грузов.

Благоприятные перспективы развития стран, образующих МЕРКОСУР, ставят перед Австралией задачу расширения с ними торгово-инвестиционных отношений. По этой теме ведутся переговоры, в которых участвует и Новая Зеландия как партнер Австралии по двустороннему экономическому соглашению. Переговоры проводятся на уровне министров и высокопоставленных чиновников. В марте 1998 г. президент Аргентины посетил Австралию и подтвердил стремление расширять торгово-экономические связи между двумя странами и их важность для всей четверки латиноамериканских стран. «Аустрэйд» открыла свои представительства в Аргентине и Бразилии, концентрируя свою активность на содействии сбыту товаров и инвестициям в следующих сферах: информационные технологии и коммуникации,агробизнес, горнодобывающая промышленность и инфраструктура. Значительные препятствия для дальнейшего развития связей со странами МЕРКОСУР создают особые торговые отношения, установленные между ними, и их преференциальные меры в отношении других латиноамериканских стран.

Несмотря на возрастающую конкуренцию, Австралия успешно развивает торговлю со странами Латинской Америки, которые не входят в МЕРКОСУР, — например, с Чили, экономика которой имеет много общих черт с австралийской, в том числе открытость, развитые сельское хозяйство и горнодобывающую промышленность. В сочетании с высокими темпами хозяйственного роста и широким внутренним рынком это обещает австралийским экспортным компаниям значительные возможности. На экономику Чили серьезно не повлияли международная финансовая нестабильность и снижение мировых цен.

В течение 90-х годов ВВП Чили рос в среднем на 8% в год. Особенно быстро развивались горнодобывающая промышленность, транспорт и связь (рост на 10%). Отмечался высокий уровень вложений в основной капитал (29% ВВП) и внутренних накоплений (26% ВВП), а также золото-валютных резервов (превышающих годовую стоимость импорта).

Либерализация торговли, включая отмену почти всех нетарифных ограничений, сделала Чили одной из наиболее открытых стран в мире. Сохраняются лишь некоторые меры по защите сельского хозяйства, например иногда вводятся минимальные пошлины на некоторые импортируемые товары. В 2003 г. Чили обязалась снизить таможенные пошлины с 11 до 6%.

Для Австралии Чили прежде всего объект капиталовложений, особенно в горнодобывающей отрасли. В 2000 г. Чили принадлежало 52-е место в торговом обороте Австралии и 48-е в ее экспорте.

Главная цель Австралии состоит в реализации своих торговых и инвестиционных интересов путем улучшения договорных отношений с Чили, с тем чтобы открыть перед австралийским частным сектором максимальные возможности. Существенным шагом в этом направлении явилось создание Австралийско-Чилийской торговой и инвестиционной комиссии. Австралия стремится использовать потенциив сфере экспорта горного оборудования и технологий.

Интерес Австралии к Перу возрастает благодаря улучшению там политической обстановки, тенденции к устойчивому экономическому росту и выгодной ситуации в горнодобывающей промышленности.

Планируемые инвестиции (в 1997—2007 гг. 12 млрд. долл.) в перуанскую горнодобывающую отрасль открывают значительные перспективы для экспорта австралийского горного оборудования, услуги технологий. Существуют также благоприятные перспективы для экспорта телекоммуникаций, продукции агробизнеса и элементов инфраструктуры. В июне 1999 г. при содействии «Аустрэйд» в Лиме было открыто генеральное консульство и торговое представительство Австралии.

В 2000 г. товарооборот между Австралией и Перу достиг 106,4 млн. долл., в том числе экспорт 44,7 млн. против 21 млн. долл. в 1990 г. В товарообороте Австралии эта страна занимала 64-е место, а в экспорте — только 71-е. В австралийском экспорте главное место занимают молоко и сливки, масло, машиностроительное оборудование, специализированные машины, сжиженный газ (пропан и бутан). Австралия приступила к экспорту в Перу мяса.

В целом, несмотря на усиление торгово-инвестиционных позиций Австралии в Латинской Америке, они не отражают реальных возможностей. В 2000 г. на этот регион приходилось лишь 1,7% австралийского экспорта по сравнению с 15% на страны АСЕАН, хотя их совокупный ВВП меньше 1/3 ВВП Южноамериканского региона. Последний привлекает лишь 1,9% объема услуг Австралии и 1,5% всех ее капиталовложений. Латиноамериканский экспорт и капиталовложения в Австралии также очень малы.

Отсутствие полноценной информации об экономическом положении стран Латинской Америки рассматривается в Австралии как основное препятствие для укрепления между ними предпринимательских связей. Деятельность австралийских компаний затрудняется также наличием таможенных барьеров и экономической нестабильностью в отдельных странах.

Правительство Австралии оказывает непосредственную помощь своим бизнесменам, используя официальные представительства в странах Латинской Америки. Например, при помощи австралийского посольства компания «Аустрэлшипс» выиграла тендер на поставку венесуэльской фирме «Конферри» парома стоимостью 60 млн. долл. и ведет переговоры о продаже следующего. Австралийское правительство содействовало подписанию соглашения с Венесуэлой о продаже большой партии угля для нужд муниципальной электростанции, а также стремится расширить уровень знаний предпринимательских кругов о потребностях стран континента. В частности, благодаря проведению по инициативе «Аустрэйд» семинаров под девизом «Латинская Америка, расширьте ваши горизонты» предприниматели могли ознакомиться с ситуацией в регионе. Под патронажем властей публикуются руководства и справочники по организации бизнеса в Латинской Америке.

Разработанная в Австралии программа развития торгово-экономических отношений со странами Латинской Америки включает следующие задачи: подготовка пространного доклада о потенциале рынков региона; улучшение доступа в регион австралийских сельскохозяйственных товаров путем заключения соглашений о санитарной инспекции; защита интересов австралийских фирм путем соответствующей и своевременной реакции на возникающие у них трудности (особенно в свете возрастающего протекционизма в отдельных странах, заключения преференциальных торговых соглашений с третьими странами и движения в направлении создания зоны свободной торговли на территории всей Америки); увеличение экспорта и инвестиций в соответствии с программой «народной дипломатии», ориентированной на деятельность деловых ассоциаций; форсирование экспорта средств судоходства, особенно быстроходных паромов и связанных с ними услуг.

На рынках латиноамериканских стран Австралия сталкивается со значительной конкуренцией со стороны традиционных поставщиков из стран Северной Америки и Европы. С целью преодоления такого положения в марте 2001 г. австралийские министры иностранных дел А.Доунер и торговли М.Вейл основали Совет австралийско-латиноамериканских отношений. В задачи совета входит расширение экономических, политических и культурных связей с Латинской Америкой, повышение уровня знаний друг о друге, поддержка дипломатических усилий в регионе.

Западная Европа (Европейский союз)

Европейский союз, ныне включающий 25 стран с населением более 450 млн. человек, охватывает уже около 19% мировой торговли и более 26% мирового ВВП.

В 2004 г. Австралия экспортировала в страны ЕС товаров и услуг на 20,6 млрд. долл. Четыре страны — Великобритания, Нидерланды, Италия и Германия — входят в список 20 основных рынков Австралии, из них Великобритания — пятая по объему ее торговли. Другие страны ЕС, в том числе 10 стран Центральной, Восточной и Южной Европы, также открывают перспективы для развития торговли. Австралийские экспортеры обнаружили на этих рынках ниши для алкогольных напитков, сельскохозяйственного сырья, финансовых и образовательных услуг, информационных технологий и промышленных товаров. В 2004 г. австралийский экспорт услуг в страны ЕС составил 7,4 млн. долл., увеличившись за год на 8%.

Австралийское правительство приблизилось к подписанию с ЕС нового соглашения об экспорте вин, которое заменит соглашение 1994 г. Цель нового документа — обеспечить большую стабильностьэкспорта вин вследствие официального признания процесса виноделия в Австралии и упрощения процедуры сертификации продукции. В 2004 г. стоимость экспорта вин в страны ЕС превысила 1,3 млрд. долл. Великобритания была их главным потребителем.

Австралия проявляет недовольство по поводу неблагоприятного влияния на положение австралийских фермеров сельскохозяйственной политики Европейского союза. Она ставит этот вопрос на рассмотрение ВТО и правительств отдельных стран—членов ЕС.

В Великобританию, Германию и Нидерланды продолжают растиавстралийские поставки вин. В австралийских образовательных услугах высказывают заинтересованность Швеция, Чехия, Словакия и др. Быстро расширяется экспорт австралийских медикаментов в такие ведущие страны Евросоюза, как Великобритания, Франция, Германия и Ирландия. Успешная выставка в Париже и Биаррице австралийской специальной одежды для серфинга и некоторых других спортивных товаров показывает, что Австралия добилась важных позиций на ключевых европейских рынках. Ожидалось, что в 2004 г. экспорт таких товаров в эти страны резко возрастет.

В результате интенсивных усилий австралийских государственных чиновников в 2003 г. экспортеры омаров (лобстеров) достигли больших успехов на емком рынке ЕС. Им выделена дополнительная импортная квота в количестве 1500 т замороженных омаров для последующей обработки при взимании 6-процентной пошлины вместо 12,5%. В феврале 2004 г. ЕС согласился сохранить эту пошлину до конца 2006 г.

Экономический рост в странах, объединенных в Европейский союз, в 2000 г. составлял в среднем 3,2%. Темпы роста экономики западноевропейских стран существенно различаются в пользу мальм стран. Так, наиболее быстро развивалась Ирландия (9,8%). Что же касается таких крупных стран, как Германия, то в ней он составил 3,1%, в Великобритании — 3, во Франции — 3,2, в Италии — 2,7%.

В течение 90-х годов по темпам экономического роста страны ЕС в целом заметно отставала от США. В 2000 г. значительно улучшилось положение с занятостью: дополнительно было создано 2,6 млн. рабочих мест. И все же по сравнению со странами—участницами ОЭСР безработица в странах ЕС оставалась на высоком уровне (8,4%).

В 2001 г. темпы роста в ЕС значительно снизились (до 1,7%), что произошло в значительной степени в результате спада в экономике США. Этому способствовали также сравнительно высокие мировые цены на нефть в начале года, значительное уменьшение деловых инвестиций, потребительского спроса и террористические акты в США11 сентября.Введение в обращение с 1 января 2002 г. единой европейской валюты (евро) стало последней фазой их движения к экономическому и валютному союзу.

Прогнозировалось, что по росту экономики Великобритания в 2002 г. опередит большинство индустриальных стран. Ее розничная торговля и услуги были на подъеме, несмотря на неблагоприятную мировую экономическую конъюнктуру, Хотя ориентированное на экспорт промышленное производство продолжало сокращаться в соответствии с глобальным спадом, экономический рост ожидался в размере 1,8%.

В Германии во второй половине 2002 г. хозяйственный рост несколько снизился. Глобальный спад вызвал падение экспорта промышленных товаров и сделал уязвимым рынок труда, вследствие чего доверие предпринимателей и потребителей к немецкой экономике резко упало.

Экономика Франции, хотя и пострадала от глобального спада, в 2001 г. пребывала в лучшем состоянии, чем хозяйство большинства членов ЕС. Устойчивый потребительский спрос частично компенсировал снижение инвестиций и экспорта. К концу года доверие предпринимательских кругов сильно пошатнулось, что могло означать снижение потребления в 2002 г. Безработица приблизилась к 9% и, как предполагалось, усилится по причине отсрочки инвестиций и сокращения занятости.

Хотя экспорт Италии в это время сократился, внутренний спрос, особенно на инвестиции, увеличился прежде всего благодаря экономическим реформам, предусматривавшим инвестиционные и налоговые льготы, а также улучшению управления государственными финансами.

Европейский союз является вторым после Японии крупнейшим торговым партнером Австралии. В 2001 г. Австралия поставила в ЕС товаров на 14,7 млрд. долл., или на 1894 больше, чем в 2000 г. (1294 экспорта) [14, с. 100]. Вывозились уголь, руды, шерсть и вина. Сельскохозяйственный экспорт продолжает сдерживаться таможенными тарифами, а также субсидиями, предоставляемыми местным фермерам.

Хотя в целом вывоз сырьевых товаров в ЕС в 90-е годы увеличился, их доля в австралийском экспорте снизилась. В 2001 г. на промышленные товары сложной обработки приходилось 21 % экспорта. Существенно возросли поставки судов, контрольно-измерительных приборов, электрических машин, транспортного оборудования.

Европейский союз — крупнейший потребитель австралийских услуг, которые в 2000 г. составили 19,494 всего их объема. Хотя услуги, предоставляемые ЕС, выросли, разрыв между их экспортом и импортом за последние годы уменьшился. Экспорт услуг, оказываемых странами ЕС, превысил 6,0 млрд. долл., тогда как импорт достиг 7,2 млрд. долл. Основные австралийские услуги касались туризма и транспорта.

В 2001 г. экспорт Австралии в Великобританию достиг 5,2 млрд. долл., т.е. на 38% превысил уровень 2000 г. Его росту способствовали, в частности, прочный фунт стерлингов и низкий курс австралийского доллара. Импорт Австралии из Великобритании снизился на 10% — до 6,3 млрд. долл. Великобритания — крупнейший рынок для австралийских вин, в 2001 г. на эту страну падало 43% общего количества зарубежных заказов на вина. Подписание в ноябре 2000 г. так называемого меморандума о взаимопонимании в сфере электронной информации, электронной правительственной связи и о сотрудничестве в области информационных технологий должно еще более облегчить доступ австралийских товаров на британский рынок, занимающий по значению четвертое место в мире.

Австралийский экспорт в Германию в 2001 г. составлял 1,5 млрд. долл., т.е. возрос на 12% по сравнению с 2000 г. Наиболее увеличились поставки масличных семян, меди, контрольно-измерительных приборов, цветных металлов и мяса. Импорт из Германии в 2001 г. достиг 6,7 млрд. долл. Конференция по углю, состоявшаяся в сентябре 2001 г. в Аахене (Германия), определила пути расширения торговли между двумя странами и улучшения сотрудничества между угледобывающими отраслями.

Австралийский экспорт во Францию в 2001 г. поднялся до 1 млрд. долл., или на 33% против 2000 г. Особенно значительными были поставки угля, меди, шерсти и мяса. Импорт Австралии из Франции оценивался в 2,6 млрд. долл. Экспорт австралийских вин на французский рынок продолжал расти. Это касалось и других видов продовольствия — фруктов, овощей, продуктов моря. В 2002 г. ожидалось резкое увеличение поставок угля.

Экспорт Австралии в Италию в 2001 г. достиг 2,2 млрд. долл., поднявшись за год на 19%. Наиболее важными экспортными статьями были шерсть, уголь, алюминий и хлопок. Италия — второй по значению рынок для австралийской шерсти и самый главный — для тонкорунной. Ожидалось, что в 2002 г. успешно продолжится торговля такими нетрадиционными товарами, как скоростные паромы, автомобильные запчасти, продовольствие, вина и оборонная продукция.

Австралия возлагает большие надежды на дальнейшее расширение торговли с ЕС, особенно экспорта. Этот регион наряду с США стимулирует развитие новых отраслей в Австралии. Он располагает передовыми технологиями в таких областях, как производство мобильных телефонов, обработка продовольственного сырья и биотехнология. В начале XXI столетия экономические трудности затормозили, но не приостановили их развитие. Инновационные австралийские компании уже нашли место во многих из этих отраслей, особенно в сфере информационных технологий и связи. В 2002 г. в Европе резко возросло значение биотехнологий, которые, несомненно, стали предметом особого внимания австралийского правительства.

Высокими темпами развивается в Австралии сфера образования. «Аустрэйд» и Австралийская организация международного образования договорились об увеличении в течение трех лет численности обучаемых в странах ЕС студентов до 16 тыс. человек, но уже в 2001 г. она достигла 17 тыс. По мнению австралийской стороны, предоставление образовательных услуг обеспечивает значительные выгоды с точки зрения культурного взаимопонимания, раскрытия делового потенциала, не говоря уже об ощутимых финансовых выгодах.

Спад в 2002 г. в американской и европейской экономике неблагоприятно отразился на состоянии мирового автомобилестроения. Это повлекло за собой изменения в сложившейся структуре поставщиков автомашин и позволило австралийским компаниям воспользоваться ситуацией в качестве продавцов высококачественных и сравнительно недорогих автомобилей.

Ныне уголь, немонетарное золото, алкогольные напитки остаются главными статьями австралийского экспорта в Западную Европу. ЕС стал крупнейшим потребителем австралийских вин, которых в 2002 г. было продано более чем на 1 млрд. долл. Одновременно в австралийском экспорте отмечается возрастание доли относительно дорогостоящих товаров — это продукция обрабатывающей промышленности, переработанное сырье. Все большее значение приобретают услуги. С расширением в 2004 г. ЕС его совокупный ВВП приблизится к американскому. Открываются новые возможности для австралийского предпринимательства.

Европейские страны высоко ценят достижения Австралии в науке, технологиях и образовании. Заключенные между ними соглашения и пилотные проекты стали основой для практического взаимодействия и контактов при проведении научно-исследовательских работ и обеспечения развития при значительном потенциале получения коммерческих прибылей.

Рынки Великобритании и континентальной Европы благоприятны для сбыта австралийских информационных технологий и оказания тех услуг, в которых страна обладает явным приоритетом. Такие австралийские компании, как «Компьютершн» и «Паритекс», достигли большого успеха в финансовом секторе Великобритании. Первая из них обслуживает 40% английского сектора ценных бумаг, в то время как «Паритекс» выступает как дистрибьютор мирового масштаба аналитических компьютерных программ и информационных систем.

Австралийская компания ЕРГ выиграла тендер на сумму 17 млн. долл. по обслуживанию нужд общественного транспорта во Франции (департамент Буш-дю-Рон). Компанию «Мениджсофт», которая сконцентрировала свою деятельность на управлении программными продуктами, с 1991 г. в Германии представляет офис, обеспечивающий 1/3 всех ее доходов. По мнению «Мениджсофт», европейский рынок весьма устойчив для небольших компаний в сфере информационных технологий.

Россия, Центральная, Восточная и Южная Европа

Наиболее привлекательны для Австралии такие страны региона, как Польша, Венгрия, Чехия, Румыния, Россия, а также Турция. К меньшим по размерам хозяйства странам (Болгария, Словения и Словакия) Австралия также проявляет определенный интерес. Все они, вместе взятые, располагают населением 310 млн. человек и совокупным ВВП в размере 795 млрд. долл. США (2000), в том числе Россия — 251 млрд. долл. В годы, когда в странах региона осуществлялись структурные реформы, происходила стабилизация хозяйств, увеличивался внутренний спрос. Для Австралии они превращаются в перспективный торговый и инвестиционный рынок. Экономическое развитие и уровень инвестиций были в последние годы благоприятными, оставались позитивными и позднее. В 2002 г. наиболее быстрые изменения отмечались в России (рост ВВП на 5,8%), Румынии (на 4,8%), Болгарии (на 4,5%) и Венгрии (на 3,7%). Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) рассматривал этот регион «как одно из немногих светлых пятен на неблагоприятном мировом экономическом фоне» и прогнозировал экономический рост в 2002 г. на 3%.

Если в конце 90-х годов товарный экспорт Австралии в страны этого региона был на низком уровне, то в последующие годы он сильно вырос в результате их перехода к рыночной экономике. В 2001 г. объем австралийской торговли со странами региона достиг 1,2 млрд.долл., в том числе экспорт — 730 млн., а импорт — 485 млн. долл.

Главные товары, которые Австралия экспортировала в 2001 г., — шерсть (151,5 млн. долл., половина в Чехию), шкуры и кожи (только в Турцию на 72,6 млн. долл.), уголь и железная руда (в Турцию на 99,8 млн. и 20,9 млн. долл. соответственно), мясо и конфиденциальные товары (в Россию на 28 млн. и 76 млн. долл. соответственно).

Коровье бешенство и прочие болезни животных, захлестнувшиеВеликобританию и некоторые другие страны Западной Европы, открыли для Австралии новые возможности. Страны Центральной и Восточной Европы восприняли Австралию как альтернативного поставщика качественного и дешевого мяса. В частности, на рынках широко продавалось мясо кенгуру. За один 2001 г. поставки этого мяса увеличились на 527%, что в значительной мере объяснялось широкой рекламой этого продукта, отличающегося низкой жирностью и малым содержанием холестерина. Вообще Австралия экспортирует в Европу мясо кенгуру в течение уже 35 лет, но только в последние годы произошло резкое увеличение его экспорта в Восточную Европу. По его потреблению Болгария и Чехия опередили таких традиционных его потребителей, как Франция, Германия и Бельгия.

Экономические и торговые связи Австралии с Россией пока еще слабы. В 2002 г. Россия заняла 55-е место во внешней торговле Австралии (168,8 млн. долл.) по сравнению с 47-м в 2000 г. В торговом обороте австралийский экспорт постоянно преобладает над импортом. В 2002 г. это соотношение составляло 168,9 млн. и 45 млн. долл. Подписанное в мае 2001 г. российско-австралийское соглашение о сотрудничестве в космосе может стимулировать поставки в Россию высокотехнологичного оборудования.

В целом торгово-экономические отношения Австралии с Россией регулируются советско-австралийским соглашением 1965 г. Оно предусматривает взаимное предоставление режима наибольшего благоприятствования. При реализации соглашения в течение длительного времени отсутствовали какие-либо проблемы. Однако в мае 2000 г. таможенная служба Австралии инициировала расследование в отношении российских поставок нитрата аммония, завершившееся в мае 2001 г. введением антидемпинговых мер. Кроме того, вступили в силу законодательные поправки, позволившие отнести Россию к числу стран с нерыночной экономикой. Данная мера наносит ущерб торгово-экономическим отношениям и противоречит положениям соглашения 1965 г.

В экспорте Австралии в Россию преобладают товары продовольственной группы (мясомолочная продукция, вина), а также глинозем, искусственный корунд, из товаров промышленной группы — машины и транспортные средства, фотоаппараты, интегральные схемы, спортивные товары. В товарной структуре импорта преобладают химические товары, алюминий, продукция целлюлозно-бумажной и лесообрабатывающей промышленности (бумага, картон, фанера), а также черные металлы (чугун). Доля поставок из России машин и оборудования (металлообрабатывающие станки, приборы и инструменты) весьма незначительна.

Быстрый экономический рост России в 2000-е годы способствует увеличению возможностей Австралии на российском рынке. В 2004 г. ее экспорт в Россию увеличился на 22% и достиг 246 млн. долл.

В 2003/04 г. компания «Аустрэйд» организовала поездку четырех делегаций в Россию. С другой стороны, компания «Русский алюминий» приобрела у «Квинслендалюмин» 20% акций на 600 млн. долл. В мае 2005 г. «Аустрэйд» при содействии министерства иностранных дел и торговли и нескольких компаний провела в Москве Неделю Австралии.

В предпоследнем отчете министерства иностранных дел и торговли Австралии (2004) отмечалось: «Значительный экономический рост России за последние пять лет и перспективы ее вступления в ВТО увеличивают масштабы и качественность деловых возможностей для Австралии». В 2003 г. поездки в Россию совершили представители нефтегазовых компаний, с тем чтобы определить производственные возможности новых объектов на Сахалине. По мнению правительства Австралии, российское руководство проявляет заинтересованность в австралийских инвестициях и техническом обеспечении своих проектов. В 2004 г. планировалось направить в Россию еще ряд австралийских предпринимательских групп.

Почти все страны Центральной, Восточной и Южной Европы в 2004 г. были приняты в Европейский союз. Россия активно ведет переговоры о вступлении в ВТО. Для этого страны должны взять на себя значительные обязательства, и прежде всего открыть свои рынки для товаров и услуг других стран, а также провести рыночные реформы и законодательно оформить свою хозяйственную политику в наиболее важных сферах. Прогресс в реализации этих обязательств различается по странам. Некоторые из них уже создали рыночную экономику с процветающим частным сектором, опирающимся на юридические и конституционные основы. Другие же проделали только часть пути в этом направлении.

Австралия готовится использовать открывающиеся новые возможности в этом регионе, выражая по этому поводу оптимизм. Регион граничит с ядром Европейского союза — исключительно важным для Австралии рынком. Вступление стран Центральной и Восточной Европы в ЕС должно ускорить их экономический рост и расширить в них потребительский спрос. Тем не менее многие страны этого региона выражают обеспокоенность по поводу господства экономически развитых стран ЕС на их рынках, и в этом смысле Австралия представляет для них благоприятного торгового партнера. Австралия, в свою очередь, может извлечь пользу из культурных, исторических и межнациональных связей с регионом (через проживающих в стране выходцев из этой части Европы).

Рынки стран региона остаются привлекательными прежде всего для традиционных австралийских товаров, но постепенно на эти рынки поступает все больше продукции с высокой добавленной стоимостью, включая продовольствие и медицинское оборудование.

Торговля услугами с регионом теперь охватывает сферы образования, здравоохранения, туризма, телекоммуникаций и государственных потребностей.

Африка

Сообщество развития Юга Африки (САДК). Южноафриканское региональное сообщество, созданное в 1992 г., включает Анголу, Ботсвану, Замбию, Зимбабве, Демократическую Республику Конго (ДРК), Лесото, Малави, Маврикий, Мозамбик, Намибию, Сейшельские Острова, Свазиленд, Танзанию, Южно-Африканскую Республику (ЮАР). С тех пор экономическое развитие региона было довольно успешным.

Австралия оценивает САДК как значительный развивающийся рынок товаров и капиталов. Регион обладает обильными природными ресурсами, почти 200-миллионным населением и совокупным ВВП, превышающим 230 млрд. долл. США. Приватизация, рыночные реформы, либерализация торговли, проводимые в ряде стран региона, усиливают его привлекательность. В большинстве их в результате эффективной экономической и валютной политики под контроль поставлена инфляция.

Десятилетие торговых реформ в южноафриканских странах стимулирует их торговлю с Австралией, которая за последние пять лет возросла на 48%. Хотя абсолютные размеры торговли еще скромны, за последнее десятилетие ХХ в. она увеличивалась в среднем на 15% в год.

Главные товары, поставляемые Австралией в страны региона, — глинозем, пшеница, мясо, уголь, нефть, цветные металлы, телекоммуникационное оборудование, специализированные машины и молочные продукты.

Южно-Африканская Республика — главный торговый партнер Австралии в Африке. Она рассматривается как плацдарм для развития торговли с остальными странами региона. Рынок Южной Африки весьма доступен для австралийских фирм — предпринимательская культура, язык и правовой режим те же или близки к существующим в Австралии. Южная Африка особенно привлекает компании, впервые вступившие на ее рынок, прежде всего мелкие и средние фирмы. Тем не менее торговое законодательство в некоторых секторах может ущемлять интересы австралийских экспортеров.

В 2000 г. Южная Африка занимала 22-е место в торговом обороте Австралии и 20-е— в ее экспорте. Австралийский экспорт в эту страну оценивался в 1,3 млрд. долл., тогда как в 1990 г. он составлял лишь 133,6 млн. В 2003 г. экспорт увеличился на61 млн. долл. по сравнению с предыдущим годом, а в 2004 г. достиг 2,8 млрд. долл. Основными статьями австралийского экспорта являются глинозем и энергоносители, а также автотранспорт. С 2000 г. Австралия впервые начала поставлять в ЮАР сырую нефть (на 55,4 млн. долл.), сразу ставшую второй (после говядины) статьей экспорта. Поставки угля, третьей по важности статьи экспорта, составили 47,2 млн. долл.

Следующими по значению торговыми партнерами Австралии в регионе после Южной Африки в 2000 г. были Маврикий (оборот — 124,3 млн., экспорт — 118,5 млн. долл.) и Танзания (оборот —99,3 млн., экспорт — 95,2 млн. долл.). Заметно растет экспорт Австралии в Мозамбик, в последние годы— в среднем на 57% в год. В 2000 г. он достиг 92,6 млн. долл., увеличившись за один год в 4 раза. Австралийская компания «БХМ биллитон» владеет основной частью акций алюминиевого завода в Моцале, компания «Ворслей» ежегодно поставляет на это предприятие глинозем на 200 млн. долл.

В регионе Австралия сталкивается с серьезной конкуренцией. Главными ее конкурентами, особенно по поставкам пшеницы, являются США и европейские страны. Некоторые из них пытаются внедриться на южноафриканский алюминиевый рынок, где позиции Австралии особенно прочны. Австралийские экспортеры надеются проникнуть в торгово-распределительную сеть ЮАР, используя ее сравнительно открытый рынок продовольствия и напитков и все возрастающий спрос на высококачественные продукты со стороны обеспеченныхслоев населения.

В декабре 1998 г. в Канберре состоялось заседание второй совместной комиссии, которая, по мнению австралийской стороны, открыла для нее перспективы расширения торговых отношений с ЮАР. В работе комиссии приняли участие более 80 австралийских и 40 южноафриканских компаний. Представители промышленности и официальные лица проанализировали возможности развития торговли и сотрудничества в пяти сферах: горнодобывающая промышленность, автомобилестроение, сельское хозяйство (включая обработанное продовольствие), производство химикатов и пластмасс, услуги. Они внесли ряд ценных предложений относительно сотрудничества в сельском хозяйстве, банковской сфере, авиаперевозках и туризме. Двусторонняя торговля услугами за 1994—1998 гг. возросла на 33% — до 542 млн. долл.

Австралийская компания «Аустрэйд» прилагает усилия к дальнейшему расширению поставок в Южную Африку продовольствия и напитков. Программа включает посещение Австралии южноафриканскими бизнесменами для ознакомления с производством и качеством этой продукции, а также ее демонстрацию на ярмарках в Южной Африке. Кроме того, «Аустрэйд» намерена изыскивать новые возможности для сбыта автомобилей и сельскохозяйственной продукции. Учреждение должности управляющего по развитию австралийского бизнеса в южноафриканском регионе открывает перед компанией значительные возможности для продвижения австралийского экспорта в Зимбабве, Мозамбик, Ботсвану, Малави, Свазиленд и Замбию.

Восстановление дипломатических отношений Австралии с Ливией в июне 2002 г. обеспечило ей крупный выигрыш уже в 2003 г. В ноябре было объявлено о заключении соглашения с ливийским правительством и Национальной нефтяной компанией Ливии, с одной стороны, и австралийской компанией «Вудсайд петролеум» — с другой, о сделке на сумму 140 млн. долл. для вложения в разведку и добычу нефти. Поддержка австралийским правительством компании «Вудсайд» сыграла решающую роль, поскольку подтвердила ее добросовестность, производственные возможности и профессионализм.

В 2004 г. в Гане (Аккра) вновь было открыто представительство Верховного комиссара Австралии, с тем чтобы поддержать растущие торгово-экономические отношения с Западной Африкой. Австралийские компании в Гане достаточно активны, особенно в горнодобывающей промышленности. Компании «БХМ биллитон» и «Вудсайд» вложили значительные капиталы в объекты добычи углеводородов. В начале 2005 г. «Вудсайд» выиграла тендер на разведочные работы в четырех офшорных зонах, рассчитывая выявить месторождения нефти и газа. Компания планирует израсходовать на эти цели 50 млн. долл. Другая австралийская компания — «Ойл сёрч» получила разрешение на осуществление таких же работ в офшорной зоне Ливии.

[1] Несмотря на наличие в нашем распоряжении более поздних данных, мы сочли наиболее показательными по большинству стран сведения за 2000 г., а в отдельных случаях за 2001 г. Именно в эти годы экспортный потенциал Австралии и одновременно импортные возможности ее торговых партнеров при наличии благоприятной миро­вой конъюнктуры были наиболее предпочтительными.

[2] В последующие годы общий экспорт Австралии в Сингапур резко уменьшился. В 2003 г. он составил 3,5 млрд. долл. и впервые торговый баланс был сведен с отрица­тельным сальдо в 941 млн. долл.