Австралия в мировой экономике: КУРС НА ЛИБЕРАЛИЗАЦИЮ – ОСНОВА ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ

90-е годы ХХ в., как и начало XXI в., отмечены возросшей вовлеченностью Австралии в мировое хозяйство, в международные интеграционные процессы. Размеры занятости и уровень жизни населения напрямую зависят от положения страны на мировом рынке. Распространение новых технологий властно требует концентрации сил на тех направлениях развития, где возможен прорыв в экономическом отношении. Таково одно из проявлений процесса экономической глобализации стран мира.

Австралии более чем когда-либо требуется сконцентрировать силы на производстве товаров мирового качества не только для собственного населения, но и для зарубежных покупателей.

В последние годы, когда торговые барьеры в Австралии и во многих других странах значительно снизились, были задействованы экономические реформы, австралийский экспорт (за исключением отдельных годов) резко увеличился и стал значительно более разнообразным. Экспорт таких товаров и услуг, как информационные технологии, туризм, образование, молочные и другие продукты питания, высокоскоростные паромы, и множество прочих промышленных товаров сложной обработки теперь так же важен, как и вывоз традиционных товаров горнодобывающей промышленности и сельского хозяйства. Предпринимательские круги должным образом отреагировали на проводимые правительством экономические преобразования и проявили способность действовать в соответствующем направлении.

Очевидно, что рост экспорта не только повышает доходы бюджета Австралии и занятость, но и позволяет приобретать в больших количествах зарубежные высококачественные товары и услуги. Австралийское правительство исходит из того, что преграды на пути международной торговли должны быть существенно ослаблены и в конце концов ликвидированы. Таможенные и другие ограничения увеличивают издержки экспортеров и предпринимателей, затрудняют доступ населения к высококачественным товарам и услугам. Иначе говоря, ониоказывают сдерживающее влияние на предпринимательство и на потребительский рынок.

Вопреки сложившемуся положению, высокие таможенные тарифы не могут гарантировать долгосрочную стабильность занятости. Ониобеспечивают краткосрочную защиту при определенных издержках, поскольку занятость зависит от многих факторов, влияющих на развитие предпринимательства. В 2001 г. австралийское правительство решило временно сохранить импортные пошлины на автомашины, текстиль, одежду и обувь на уровне 2000 г., с тем чтобы дать соответствующим отраслям возможность структурно перестроиться с целью достижения международной конкурентоспособности. Важно отметить, что это решение предусматривало, что в долгосрочной перспективе, а именно к 2010 г. Австралия полностью перейдет к свободной и открытой торговле. Либерализация уже теперь благоприятно сказывается на экономическом положении Австралии. В стране продолжаются дебаты относительно времени ликвидации еще остающихся торговых барьеров.

Международная практика подтверждает, что падение барьеров на пути мировой торговли приводит к повышению уровня жизни населения. Торговая либерализация обеспечивает рост продуктивности экономики, более высокие доходы и сокращение безработицы, а также благоприятное использование ресурсов, снижение внутренних цен и расширение выбора для бизнеса и населения.

Ликвидация торговых барьеров делает внешнюю торговлю важнейшей отраслью экономики. С ростом импорта австралийские семьи получают доступ к более качественным потребительским, а бизнес — к производственным товарам по более низким ценам. Экспорт увеличивается по мере того, как местный бизнес начинает отвечать на конкуренцию импортных товаров и более чутко реагировать на международные рыночные вызовы.

В результате торговой либерализации возможны и проигравшие. Поскольку ресурсы направляются на более перспективные цели, некоторые фирмы могут закрываться, но открываются другие. Часть рабочих увольняется, пополняя армию безработных, но некоторые переучиваются или находят новые рабочие места.

Государственная политика и программа переустройства должны учитывать свое влияние на состояние отраслей и положение трудящихся (как это было с правительственным решением в отношении автомобильной и текстильной промышленности, производства одежды и обуви). Несмотря на определенные издержки торговой либерализации, Австралия извлекает из нее большую пользу. Даже по консервативным оценкам, в 90-х годах каждая австралийская семья выигрывала от снижения пошлин около 1 тыс. долл. в год. Так, если бы применялся тариф 1988 г., импортные автомашины стоили бы на внутреннем рынке на 25%, или на 5 тыс. долл., дороже. Одежда и обувь стоили бы на 14% дороже.

Снижение торговых барьеров способствовало укреплению промышленного базиса, повышению производительности труда, расширению доступа на международные рынки и к новым технологиям, повышению конкурентоспособности экспортируемых промышленных товаров и услуг. Хотя часть фабрик закрылась, но зато увеличились технологические достижения в области обработки продовольствия, производства промышленных товаров, образования, туризма и т.п.

Повышение занятости в результате торговой либерализации часто проходит незаметно, но обращает на себя внимание закрытие предприятий и фиксируются некоторые расходы, которые сопровождаются изменения любого типа. Как уже отмечалось, пошлины могут защитить занятость в краткосрочной перспективе, но не могут ее обеспечить в долгосрочном плане. Опыт Австралии и других стран показывает, что занятость падает в сильно защищенных отраслях даже в период наличия высоких и возрастающих пошлин.

Снижение занятости при либерализации преодолевается такими факторами, как быстрые технологические изменения и эффективные реформы, которые могут сделать отрасли более конкурентоспособными и производительными, Торговая либерализация помогает создавать дополнительные рабочие места в обрабатывающей промышленности, особенно в производстве продукции длительного пользования. Но увеличение экспорта не всегда означает рост занятости в какой-то определенной сфере или отрасли. Оно часто проявляется в более высокой оплате труда и возрастании инвестиций, сокращении товарных запасов.

Беспокойство относительно сокращения занятости при снижении торговых барьеров подогревается возможностью падения занятости в сфере услуг, где не создается реальной продукции. На самом деле в этой сфере предоставляется много высокостоимостных услуг и создается большое количество рабочих мест.

Характерно, что в 90-е годы, т.е. тогда, когда значительно снизились тарифы, увеличились темпы роста производства промышленной продукции и экспорта. (С середины 80-х годов как экспорт, так и импорт Австралии выросли с 15 до более чем 20% ВВП. Но торговая либерализация может создать и громадные трудности для некоторой части трудящихся и их семей. Поэтому необходимы осторожные и эффективные действия вобласти структурной перестройки, включая постепенное (стадийное) проведение реформ и использование особых мер по оказанию помощи тем, кто лишается работы.

При определении значимости либерализации внешней торговли для Австралии следует иметь в виду такие ее специфические условия, как сравнительно небольшой внутренний рынок и низкую долю в мировой торговле. Поэтому обеспечение более широкого доступа навнешние рынки является центральным элементом торговой стратегии австралийского правительства, включая переговоры в рамках Всемирной торговой организации (ВТО), где Австралия смогла достичь больших успехов, если учитывать ее собственный вес в международных отношениях. Так, она добилась значительных преимуществ в области информационных технологий.

Успехи Уругвайского раунда переговоров в рамках ВТО позволили распространить принятые соглашения на торговлю промышленными товарам, сельскохозяйственной продукцией, услугами и интеллектуальной собственностью. Все это очень важно и для Австралии. Географически ближе всех к ней находится Новая Зеландия. По Австралийско-новозеландскому соглашению о более тесных экономических отношениях фактически вся торговля между этими двумя странами осуществляется беспошлинно. Сейчас они обратились к АСЕАН и группе латиноамериканских стран (Бразилия, Аргентина, Парагвай и Уругвай) с предложением о расширении беспошлинной торговли. Австралийское правительство открывает для себя новые рынки и в рамках двусторонних отношений. Очевидным достижением являются соглашения по тарифам и карантину в торговле фруктами, овощами и молочными продуктами, а также по снижению пошлин на шерсть, поставляемую в Мексику и Индию. Правительство ведет переговоры по лицензионному допуску на рынки финансовых и юридических услуг КНР, Малайзии и др.

Глобализация — объективное явление, она осуществляется вне зависимости от выбора Австралии. Внедрение новых технологий на транспорте, в области связи, компьютеризация делают торговлю более притягательной, привлекательной и, подталкивая глобализацию, требуют либерализации торгового инструментария.

Процесс глобализации не может сдерживаться какой-либо одной или группой стран, противящихся либерализации и реформам. Австралия далеконе в одиночестве проводит торговую либерализацию. За последние 50 лет в результате усилий многих государств средние внешнеторговые тарифы снизились с 40 до 4%.

Международное движение в направлении торговой либерализации продолжается, вопрос состоит только в ее скорости и управлении процессом.

Следует оговориться, что сама по себе торговая либерализация не решает всех экономических проблем Австралии. Для этого необходима политика, включающая микроэкономическую реформу, меры в области промышленности, развития рынка рабочей силы, создания соответствующей финансовой и налоговой базы и эффективной системы управления как в государственном, так и частном секторе.

С середины 80-х годов, как уже отмечалось, Австралия существенно снизила свои торговые барьеры. Средний тариф по промышленным товарам уменьшился с 22% в 1984/85 г. до 8% в 1995/96 г. и достиг примерно 5% в 2000/01 г. Производители промышленной продукции отвечают на снижение протекционизма, как и на другие экономические реформы, расширением производства и повышением конкурентоспособности экспортной продукции. С 1986 г. экспорт промышленных товаров сложной обработки возрастал в среднем на 16%. В течение всех 90-х годов увеличивался экспорт услуг, особенно в сфере туризма, образования и информатизации. Торговая либерализация наряду с внутренними реформами позволила использовать в сфере услуг технологические достижения. В 1995/96 г. Австралия впервые зафиксировала положительное сальдо баланса услуг.

Либерализация сопровождалась и другими изменениями. Вместе взятые, они повлияли на характер австралийского внешнеторгового бизнеса. Обследование деятельности многих фирм, проведенное в 90-х годах, показало, что поведение предпринимателей серьезно изменилось. Бизнес в значительно большей степени стал ориентироваться на результативность, демонстрирует большую гибкость с целью увеличения производительности труда. Многие австралийские фирмы теперь рассматривают себя не просто как экспортеров, а как полноправных участников международных рынков, организуют деловые союзы и совместные предприятия. Многие фирмы форсируют экспорт или осуществляют инвестиции за границей. Иначе говоря, их деятельность вышла за пределы внутренних рынков, они включились в глобальную конкурентную борьбу.

Как уже говорилось, либерализация особенно благотворно отразилась на таких экспортно-ориентированных отраслях, как пищевкусовая, производство электронной и телекоммуникационной продукции, информационные услуги и туризм. В связи с этим исключительно преуспевающая на мировых рынках австралийская молочная отрасль теперь удовлетворяет 30% импортных потребностей стран Восточной Азии.Экспорт австралийской молочной продукции, включающий твердые и мягкие сыры, сливки, молочный порошок и даже свежее молоко, с 1992 г. увеличивался на 17% в год и в 1996 г. оценивался в 1,7 млрд. долл. Известные производители молочной продукции освоили значительные и перспективные рынки благодаря организации высокотехнологичного производства, учету потребностей рынка и своевременным поставкам молочных продуктов по низким ценам.

Молочная промышленность Австралии очень разнообразна по составу своих участников.Это крупные, освоившиеся во всех регионах страны компании «Бонлакфудс» и «Крафт фудс», средние по своимразмерам региональные производители «Татурамилк) и мелкие фирмы типа «Лактос» в районе Бурни в Тасмании. Все они имеют четко выраженное экспортное направление производства и нацелены на существенные достижения в данной области.

«Бонлакфудс» вывозит продукцию более чем в 50 стран, прежде всего Юго-Восточной Азии (около 45% общих продаж). «Крафт фудс» экспортирует главным образом твердые сыры в среднем более чем на 100 млн. долл. в год, или 25% всего производства. Главный рынок этой компании — Ближний Восток, на который падает 60% вывозимой ею продукции. «Татурамилк» экспортирует сметану, молочный порошок и молочные смеси в среднем на 65—90 млн. долл. в год, главным образом в Японию и Малайзию. «Лактос» поставляет дорогие мягкие сыры в основном в Японию. В 1996 г. экспорт этой компании составлял 14 млн. долл., или 30% всех ее продаж.

Названные компании не ожидают, что расширение экспорта их продукции приведет к существенному увеличению занятости. Скорее, рост производства на экспорт приводит к подъему производительности труда. Кроме того, улучшается техника безопасности на предприятиях и фирмы берут на себя обязательства по обучению и повышению квалификации рабочих. Благодаря росту прибылей увеличивается количество рабочих мест в районах размещения молочных предприятий. Особенно это относится к району Гоулберн—Овенс—Муррей, где уровень безработицы за 1992—1997 гг. упал с 13 до 7%.

Сравнительно низкие таможенные тарифы на продовольственные товары, подкрепленные репутацией Австралии как производителя экологически чистой молочной продукции, позволили и другим сельскохозяйственным отраслям повысить свою конкурентоспособность, увеличить экспорт. Это наряду с пристальным вниманием к потребностям покупателей обеспечило таким производителям продовольствия, как «Аустрэйлиамит холдинг» и «Блюриббонс» (мясо), «Киви очардс» (авокадо и ревень), «Ардамона» (консервированные фрукты) и «Смит груп» (свежие и обработанные фрукты и овощи) и «Тассал» (семга), большие зарубежные рынки, особенно в Азии. Австралия изучает дополнительные возможности устранения трудностей с целью повышения конкурентоспособности и овладения новыми рынками.

Производители промышленных товаров также энергично осваивают зарубежные рынки, особенно в АТР. Такие фирмы, как АТСО (электрическое оборудование), «Инкат» и «Аустрэлшипс» (высокоскоростные паромы), «Эйр интернешнл» (кондиционеры), наращивали производство и увеличивали занятость благодаря резкому расширению экспорта. Экспорт или зарубежные инвестиции стали стимулом для расширения производства таких фирм со сложившимися внутренними рынками, как «ФаскоАустрэйлиа» (электромоторы), «Олекскейблс», «Имейл» и «Макситермбойлерс».

Информационные технологии всегда были вне таможенного обложения и в условиях либерализма процветают. Туризм извлекает пользу из более низких таможенных пошлин на автомашины, промышленные товары вообще и более либеральных международных соглашений в области авиаперевозок. Отрасль обеспечивает рабочие места, в том числе для молодых и низкоквалифицированных работников, а также способствует развитию производств, связанных с обслуживанием иностранных туристов. Это авиационные линии, отели, курортный бизнес, розничные услуги. Группа СПХС (управление отелями «Паркройял», «Сентра», «Трэвелодж»), «Дримволд» и «ИДТурс» (организация туризма, особенно из Японии) предоставляют многочисленные рабочие места для молодых австралийцев и существенно способствуют тому, чтобы обеспечить Австралии репутацию важной туристической державы.

Некоторые отрасли, которые традиционно получали большую таможенную защиту, после снижения тарифов пребывают в достаточно хорошем состоянии. Многие фирмы в автомобильной, текстильной, обувной промышленности, а также в производстве одежды развили значительную экспортную активность, их продукция успешно конурирует с импортной, несмотря на значительную реструктуризацию и снижение тарифов в 90-х годах. Обострение конкуренции заставляет фирмы этих отраслей использовать специальные программы для освоения внешних рынков.

В текстильной, обувной отраслях и производстве одежды фирмы «Брэдмилл» (хлопчатобумажные ткани), «Бландстоун» (обувь) и «Гош лезерс» (кожа для отделки мебели) наладили внешние поставки, с тем чтобы воспрепятствовать перенасыщению внутреннего рынка их продукцией. Интернационализация промышленности находит свое выражение и в большом использовании импортных средств производства, в создании за границей предприятий с участием австралийского капитала, в концентрации резервов на таких направлениях, как торговые услуги, — дизайн и сбыт («Брэдмилл» и «Гло уив»).

В последние годы автомобильная промышленность приобретает поистине глобальное значение. Крупные ее производители добились большой диверсификации, автомобильные отрасли появились в Мексике, Бразилии, Южной Корее и Малайзии. В Австралии действуют четыре производителя автомашин: «Холден», «Форд», «Тойота» и «Мицубиси», которые являются дочерними компаниями транснациональных корпораций. Внутри страны указанные фирмы располагают небольшим рынком. Перед ними стоит задача отвоевать часть внутреннего рынка, освоенного импортерами автомобилей, и увеличить сбыт своей продукции за границей. Со снижением протекционизма фирмы приняли меры к повышению своей конкурентоспособности. «Форд» осуществил значительные структурные изменения с целью улучшения качества, повышения производительности и увеличения выпуска продукции. С 1991 г. производительность предприятий—производителей автомобилей возросла на 40%, а стоимость продаж — почти на 50%. «Холден» является наиболее производительным предприятием «Дженерал моторс». К 2000 г. экспорт «Холден» должен был превысить 1 млрд. долл. «Тойота» повысила эффективность своего производства, ее экспорт возрос с 47 млн. долл. в 1990 г. до 320 млн. долл. в 1996 г. «Мицубиси» также расширяет производство, экспорт стал важным стимулятором ее роста, но тем не менее потери на внутреннем рынке этим не покрывались.

Производители автомобильных узлов и частей, фирмы «ПБР аутоматив», «Эйр интернешнл», «Бош» и «ВДО Аустрэйлиа», в очень большой степени ориентированы на экспорт из-за ограниченного и достаточно насыщенного австралийского рынка. «ПБР аутоматив» и «Эйр интернешнл» принадлежат австралийскому капиталу. Первая выпускает разнообразную продукцию, включая легкие алюминиевые тормоза для автомобилей марки «шевроле- корвет», а вторая изготавливает кондиционеры для средств транспорта. Обе компании экспортируют высококачественную, конкурентоспособную продукцию. С 80-х годов «ПБР» наполовину сократила занятость, но в то же время удвоила производство, тогда как «Эйр интернешнл», наоборот, существенно расширила контингент рабочих, особенно имеющих дело с высокими технологиями, и в соответствии с австралийским климатом провела исследования в области кондиционирования в различных климатических условиях. «Бош» и «ВДО Аустрэйлиа» являются дочерними компаниями немецких фирм. Будучи вполне конкурентоспособными, в 90-е годы они уменьшили число занятых, но увеличили производительность. Их экспорт сильно возрос, и обе предполагают в дальнейшем увеличить занятость.

В районе среднего Муррея (северная Виктория) и прилегающих рисопроизводящих районах в южной части Нового Южного Уэльса за последние 10—15 лет появилась новая экспортная база, включающая производство продовольствия и напитков, молочных продуктов, риса, фруктов и вина. Помимо упомянутых выше экспортеров молочной продукции такие средние и мелкие фирмы, как «Яровей инжиниринг» (ротационное молочное хозяйство), «Бейтс инжиниринг» (насосная ирригация) и «Озиджусиз», осваивают экспортные рынки, что увеличивает занятость, особенно во вспомогательных отраслях.

Юго-западная часть Квинсленда — Дарлинг Доунс с выгодой использовала свои экспортные возможности. С этой целью там во все возрастающей степени развивается садоводство, производство мяса и обрабатывающая промышленность, а также сфера образования. Например, Университет ЮжногоКвинслендаимеет больше иностранных студентов, чем любой другой австралийский университет, и является мировым лидером в преподавании предметов, касающихся электроники. Расширение образовательных услуг позволило сократить безработицу с 12% в 1993 г. до 6% в 1997 г. и дало чистый прирост занятости в 20 тыс. человек.

Австралийская экономика стала более открытой для внешней конкуренции. Торговая либерализация вместе с другими экономическими реформами сделала ее и более гибкой. Промышленность, в частности, более чутко воспринимает колебания валютного курса, которые могут значительно больше влиять на конкурентоспособность отрасли, чем уровень тарифной защищенности.

По мере того как будут осуществляться намеченные установки на сокращение таможенных тарифов, а развитие технологий, включая электронную, привлечет бизнес, австралийская экономика еще более откроется. С уменьшением пошлин средний уровень защищенности обрабатывающей промышленности достигнет 5%, тариф для автомашин составит 15, для текстиля, одежды и обуви — 15—25%. Указанные производства относятся к отраслям, которые дают менее 2% всего выпуска продукции и обеспечивают такую же занятость.

По мере ограничения протекционизма будет расширяться производство на предприятиях обрабатывающей промышленности, несмотря на то что ее доля в общем объеме производства падает. Занятость в обрабатывающей промышленности, производство в которой резко снизилось в начале 90-х годов, в 1998 г. достигла уровня десятилетнейдавности. Пищевая, табачная продукция, напитки и другие изделия обрабатывающей промышленности, включая металлические конструкции, мебель, ювелирные изделия, игрушки, за последние 10—15 лет производятся в большом количестве, одновременно увеличился их экспорт. С 1986 по 1997 г. экспорт этой продукции возрастал в среднем на 12% в реальных показателях по сравнению с 6% в 1976— 1986 гг. Особенно увеличился экспорт продукции сложной обработки или с высокой долей добавленной стоимости.

Резкое увеличение экспорта продукции обрабатывающей промышленности в 90-е годы означало, что по мере падения торговых барьеров Австралия справилась с задачей повышения производительности труда и конкурентоспособности.

Если склониться к мнению, что торговые барьеры защищают занятость, а протекционизм привлекает материально-финансовые ресурсыи рабочую силу в защищенные отрасли, то достигается это отвлечением ресурсов и рабочей силы от незащищенных, но более эффективных отраслей. В результате производству в целом, доходности и, возможно, занятости наносится ущерб. На наш взгляд, когда пошлины в сильно защищенных отраслях понижаются, экономика в целом выигрывает. Издержки производства в незащищенных отраслях падают, повышается их конкурентоспособность на внутреннем и внешнем рынках, возрастает экспорт. Создаются новые рабочие места и растут доходы населения. Эти достижения в более эффективных и производительных секторах перевешивают потери в отраслях, теряющих протекцию.

В условиях понижения торговых барьеров занятость начинает больше зависеть не только от торговли, особенно экспортной, но и от доступа к основным видам импортируемых средств производства.Рост экспорта в условиях торговой либерализации становится решающим фактором для экономического развития и увеличения занятости не только в экспортном бизнесе, но и в секторах, обслуживающих его.

Тем не менее торговая либерализация является лишь одним из факторов, влияющих на занятость и экономический рост. Технологические достижения и внутренняя экономическая политика стимулировали реструктуризацию бизнеса во всем мире, В долгосрочной перспективе эти факторы должны резко ослабить действие тарифов как защиты занятости в промышленности. Кроме того, защита одной отрасли может привести к потере занятости в других отраслях.

В таких наиболее защищенных отраслях, как производство текстиля, одежды, обуви и автомашин, снижение таможенных тарифов помогло сохранить рабочие места в краткосрочном плане. Однако занятость в целом там неуклонно падала все последние годы, даже в периоды повышения тарифов. Долгосрочное снижение занятости отражает скорее технологические изменения и рыночные тенденции, чем падение протекционизма.

Например, в электро-, газо- и водоснабжении занятость снизилась, несмотря на ничтожную или вообще нулевую конкуренцию в области импорта, но высокая мобильность трудовых ресурсов, возросшая гибкость рынка труда обусловливают то, что потерявшие работу находят ее в других местах.

Если тарифы вновь поднимутся, то это ударит по занятости. Ее уровень может сохраниться определенное время в защищаемых секторах, но снижение ВВП из-за понижения эффективности использования ресурсов вскоре приведет к повышению безработицы и падению доходов населения. Оно потеряет способность покупать многие виды высококачественной продукции и товары длительного пользования.Предприниматели вынуждены будут больше платить за используемое оборудование.

В результате падения занятости в защищенных отраслях освободившаяся рабочая сила переливается в секторы с более слабой защитой или без нее. За 1987—1996 гг. было создано 1345 тыс. новых рабочих мест. Наиболее значительный рост занятости отмечался в сфере услуг (операции с недвижимостью, розничная торговля, здравоохранение и коммунальные услуги), но отнюдь не только в результате торговой либерализации.

Увеличение экспорта— главный результат торговой либерализации. В 90-е годы ХХ в. в условиях ее быстрого нарастания и открытия новых рынков за границей австралийский экспорт стимулировал общий рост экономики. Это означало увеличение занятости. Обзор деятельности экспортеров, которые курируются государственной внешнеторговой компанией «Аустрейд», показал, что почти 60% из них либо уже увеличили занятость, либо ожидали этого вследствие возрастания экспорта. Обзор Австралийского бюро статистики за 1996 г. выявил, что мелкие и средние фирмы, втянутые в экспортный бизнес, увеличили занятость в большей степени, чем прочие.

Если рассматривать экономические достижения Австралии за более длительный период, а именно за последние 15 лет, то вырисовывается весьма радужная картина. За этот период темпы экономического роста возрастали в среднем на 4% в год, уровень безработицы снизился с 11 до менее 6%. Стабильное развитие австралийской экономики обеспечивается эффективной валютно-финансовой политикой правительства и проводимыми им структурными реформами. Снижение торговых барьеров, создание мобильного рынка труда и дерегулирование товарных рынков стимулировали рост производительности труда и повышение устойчивости экономики к кризисным ситуациям. Темпы роста производительности труда в Австралии увеличились с 1,6% в 80-е годы до 2,7%.

По мнению экспертов английского журнала «Экономист», существует два основных фактора, угрожающих экономическому подъему Австралии: высокий курс национальной валюты и «перегрев» рынкажилья. С2002 по июль 2004 г. курс австралийского доллара к американскому повысился на 50%. Повышению курса австралийской валюты способствовал высокий уровень процентов по краткосрочным кредитам (5,25% по сравнению с 1% в США), привлекавший иностранные капиталы. Конкурентоспособность австралийских товаров на рынках стран Азии заметно снизилась, поскольку правительства ряда государств сдерживали рост курсов национальных валют. Негативное влияние укрепления австралийского доллара на экспорт страны былочастично компенсировано повышением мирового спроса на австралийские товары, особенно со стороны Китая.

Дефицит платежного баланса по текущим операциям Австралии в 2003 г. достиг 6% ВВП, превысив соответствующий показатель других развитых стран. Дефицит держится уже в течение 30 лет, однако отрицательное сальдо, зафиксированное в 2003 г., было самым высоким за этот период. Основными причинами такого положения были недостаточный экспорт, а также высокие темпы роста потребительских расходов, чему способствовало значительное повышение цен на жилье и увеличение объема заимствований. В 2003 г. цены на жилье подскочили на 19%. Бум на рынке жилья, отмечает журнал «Экономист», может иметь для Австралии более сильные негативные последствия, чем для экономики Великобритании или США. В настоящее время каждый шестой австралиец вложил средства в недвижимость. В стране наблюдается избыток вновь построенных домов, в результате чего чистый доход от ренты составил менее 2%, что гораздо меньше процента по ипотечному кредиту (7%). Население продолжает покупать дома, ожидая, что доход от ренты увеличится. Это и означает «перегрев» рынка жилья.

Ситуация с потребительским долгом в Австралии также более серьезная, чем в США или Великобритании. С 1996 по 2003 г. долг австралийских потребителей увеличился с 85 до 140% чистых личных доходов. Граждане берут кредиты, превышающие стоимость их жилья, а их доходы не позволяют погасить долги. Процент по сбережениям упал с 9% в 1990 г. до —2% в 2003 г.

Согласно подготовленному компанией «Голдмэнки» докладу по 19 странам, в котором анализируются тенденции в ситуации с задолженностью, процентами по сбережениям и стоимостью жилья, потребители Австралии (и Испании) оказались наиболее незащищенными от негативных последствий. В IV квартале 2003 г. Резервный банк Австралии дважды повышал банковский процент, что вызвано прежде всего его обеспокоенностью значительным ростом потребительской задолженности и цен на жилье.

По данным Австралийского статистического бюро, опубликованным в марте 2004 г., рынок жилья начал «остывать». Объем новых ипотечных кредитов в январе указанного года уменьшился на 16%, тогда как за 2003 г. они увеличились на 30%. Кредиты владельцам жилья также резко снизились. Если средние цены на жилье уменьшатся повсеместно, то прирост потребительских расходов резко снизится. Положение на рынке жилья является важным индикатором состояния австралийской экономики; уменьшение цен на жилье, по мнению «Экономист», может привести даже к экономическому спаду в стране.