Австралия в мировой экономике: АВСТРАЛИЯ И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ

Австралия далеко не ограничивается поддержанием тесных двусторонних экономических связей со многими странами мира. Она сплошь и рядом выступает как инициатор важных актов в области международных отношений вообще и мировой торговли в частности.

Как страна среднего экономического развития, преуспевание которой в значительной степени зависит от экспорта, Австралия жизненно заинтересована в том, чтобы глобальная торговая система была здоровой и эффективной. Главная идея австралийского правительства состоит в том, чтобы сохранить и повысить эффективность торговой либерализации. Энергично добиваясь этого на международных экономических форумах, она тем самым существенно защищает интересы собственных экспортеров.

Так, реализация соглашений Уругвайского раунда переговоров в рамках Генерального соглашения о тарифах и торговле (ГАТТ) способствовала увеличению ее ВВП примерно на 4,4 млрд. долл. (по курсу 1992 г.) и росту экспорта более чем на 5 млрд. долл. в год. Подсчитано, что снижение глобальных протекционистских мер только наполовину может обеспечить Австралии выгоду в размере более 7 млрд. долл. в год.

Уругвайский раунд, начавшийся в 1986 г., завершился в конце 1993 г., т.е. на три года позднее намеченного срока. Его главным результатом было снижение тарифных барьеров развитыми государствами, в частности, на импорт текстиля, а также сельскохозяйственных товаров из развивающихся стран. Кроме того, значительно уменьшились нетарифные барьеры, большинство при торговле сельскохозяйственной продукцией. Был также устранен ряд защитных оговорок и антидемпинговых ограничений. Предусматривалась полная ликвидация нетарифных барьеров на торговлю сельскохозяйственной продукцией, которые могли быть заменены менее жесткими тарифами. Существенно сокращались меры по поддержке сельского хозяйства: на 20% в развитых и на 13% в развивающихся странах. Значительные послабления намечались в отношении субсидий по экспорту сельскохозяйственных продуктов. Услуги должны были предоставляться по принципу наибольшего благоприятствования.

Апофеозом Уругвайского раунда стало решение о создании Всемирной торговой организации (ВТО), что предусматривалось еще за50 лет до этого Бреттон-Вудской конференцией. К ВТО перешли функции ГАТТ. Главной своей задачей она провозгласила реализацию и облегчение многосторонних торговых соглашений.

Итоги Уругвайского раунда следует рассматривать как фактор укрепления и развития многосторонних торговых связей на фоне растущего протекционизма и юридически не обоснованной практики ведения торговли. Ожидалось, что в результате либерализации, при существенных достижениях в производстве сельскохозяйственной продукции, текстиля и одежды, международная торговля получит огромный импульс. Предполагалось также расширение сферы услуг.

Уругвайский раунд воспринимался как событие мирового значения, но в конечном счете намечавшийся прорыв зависел от того, в какой мере члены ВТО будут следовать духу соглашения. Однако в течение 90-х годов позиция наиболее развитых стран в отношении управления торговлей (managedtrade) и односторонних действий по отношению к более слабым партнерам не изменилась в лучшую сторону. Продолжали звучать аргументы в пользу сохранения протекционизма, да и факты свидетельствовали, что к концу ХХ столетия протекционизм в мировой торговле не смягчился. Наблюдалось мало прогресса в деле снижения субсидий и ограничения протекционизма в отношении сельскохозяйственного производства.

Оставался также ряд вопросов, которые на Уругвайском раунде не обсуждались и перешли на рассмотрение ВТО. Это вопросы трудовых отношений, особенно использование детского труда, и нарушение гражданских прав вообще. В прошлом эти темы рассматривались как внутристрановые, но теперь они, возможно, будут вынесены на международные торговые переговоры. Аналогичным образом в спектр вопросов по мировой торговле будут включены проблемы состояния окружающей среды. К концу 90-х годов в этой области все еще довлел протекционизм. Международные соглашения (региональные и глобальные), равно как и деятельность ВТО, должны создать условия для решения этих проблем. Необходима уверенность, что протекционизм будет успешно преодолен во всех областях.

Как весьма активной была деятельность Австралии в ГАТТ, столь же значителен ее вклад в создание и работу ВТО. В соответствии с определенными торговыми правилами ВТО работает над понижением торговых барьеров и уменьшением субсидий, с тем чтобы обеспечить большую стабильность, предсказуемость и ясность системе международной торговли. Организация предоставляет среднеразвитым странам возможность защищать свои торговые интересы. Используя эту возможность в своей многоплановой (структурной и географической) деятельности, Австралия энергично вербовала среди стран—членов ВТО сторонников проведения очередныхторговых переговоров, направляла усилия на создание коалиции единомышленников вообще.

Обнадеживало то, что в 2000 г. начались переговоры по сельскохозяйственной продукции, предусмотренные еще Уругвайским раундом переговоров. Австралия рассчитывала добиться сдвигов не только поторговле сельскохозяйственной продукцией, но и по финансовым и профессиональным услугам, телекоммуникациям и электронной коммерции.

В торговой политике австралийского правительства на 2000—2001 гг. превалировала задача организации нового раунда переговоров под эгидой ВТО, которая должна была провести IV конференцию министров торговли и экономики стран-членов в Дохе (Катар) в ноябре 2001 г. Австралия рассчитывала, что затем она в сравнительно короткий срок сможет существенно увеличить экспорт сельскохозяйственной и промышленной продукции, а также услуг. По твердому мнению австралийской стороны, расширение доступа на внешние рынки даст благоприятный эффект для всех стран, особенно развивающихся.

Располагая среднеразвитой экономкой и не являясь членом геополитического блока крупнейших шаровых держав, Австралия не обладает возможностями воздействия на другие страны, с тем чтобы вынудить их открыть рынки или отменить субсидии, нарушающие нормальный торговый процесс. Участие же в ВТО позволяет австралийским экспортерам защитить свои права. Фундаментальные принципы ВТО, обеспечивающие равные права всем ее членам и запрещающие дискриминацию иностранных товаров и услуг вне зависимости от уровня развития и структуры хозяйства любых стран, открывают значительные перспективы развития мировой торговли.

Австралия стремилась извлечь пользу из всех раундов международных торговых переговоров. Однако она считает, что еще очень многое предстоит изменить в механизме ВТО, чтобы добиться большего прогресса. В частности, рынки услуг явно пребывают в начальной стадии открытости, а торговля сельскохозяйственными товарами продолжает находиться под протекционистской защитой. Австралия рассчитывает, что новый раунд переговоров, сфокусированный на дальнейшем развитии международной торговли, позволит ей найти обширные рынки в странах—членах ВТО.

Со времени конференции министров торговли и экономики в Сиэтле (ноябрь 1999 г.), закончившейся безрезультатно, Австралия наряду со многими другими странами провела активные консультации о возобновлении переговоров. Министр торговли Австралии М.Вейл консультировался по этой теме с генеральным директором ВТО, а также с министрами торговли США, стран ЕЭС, Японии, таких активных членов организации, как Египет, Индия и ЮАР. В июне 2000 г. Австралия стала устроительницей встречи министров торговли стран—членов организации Азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС), усилия которой были направлены на подготовку нового раунда переговоров. Министры встретились с генеральным директором ВТО и сообщили ему о практических шагах к созыву нового раунда, включающих меры по усилению помощи развивающимся странам для выполнения их членских обязательств, и призыв начать в Женеве подготовительную работу к переговорам по промышленным товарам в дополнение к уже ведущимся по сельскохозяйственной продукции и услугам. Результаты усилий в пользу начала нового раунда в 2001 г. обсуждались на совещании стран АТЭС в Брунее (2000).

Идея нового раунда торговых переговоров широко пропагандировалась и среди австралийского населения. Распространяемая информация убеждала в важности внешней торговли для страны, разъясняла задачи, стоящие перед Австралией в ходе переговоров, сообщала об уже достигнутых успехах.

Тем не менее трудности проведения международных переговоров возрастали, в частности, из-за позиции некоторых стран, которые ратовали за непомерно широкую и амбициозную программу, противопоставляли торговые интересы возраставшего числа стран, входивших в ВТО (в 2000 г. в ней насчитывалось 135 членов против 90 в 1986 г.), другим государствам, увеличение в мировой торговле значения сельскохозяйственных товаров и текстиля. Министерство иностранных дел и торговли Австралии посчитало, что до тех пор пока участники ВТО не поставят в повестку дня такие темы, как торговля и конкуренция; торговля и инвестиции, прогресс в деятельности организации будет проблематичным. Кроме того, указывалось на то, что обращение к второстепенным и не относящимся к компетенции ВТО вопросам часто отвлекает ее от реализации приоритетной цели — облегчения доступа на мировые рынки. Некоторые страны стремились включить в повестку работы ВТО вопрос о трудовых стандартах. Признавая его важность, австралийское правительство считало, что этим должна заниматься Международная организация труда (МОТ).

Важной темой переговоров для стран—членов ВТО, в том числе Австралии, стала взаимосвязь торговли и экологии. Австралийское правительство решительно включилось в обсуждение этой темы, надеясь, что ВТО сможет сыграть конструктивную роль в решении назревающих проблем. В Австралии уже проводятся торговые реформы, которые благоприятно сказываются на состоянии окружающей среды.

В 1999 г. в рамках ВТО Австралия предприняла успешные действия по разрешению разногласий с США в отношении ограничений на импорт австралийской баранины и с Южной Кореей, препятствовавшей поставкам говядины. Австралия также решительно защищала свои интересы при поставках семги и кожи для отделки автомашин. Открытие японского рынка для австралийского риса показывает, как много можно достичь в ходе многосторонних торговых переговоров. В 1999 г. австралийские поставки риса в Японию оценивались в 80 млн. долл.

Важность нового раунда переговоров признавалась большинством членов ВТО. Встреча 142 представителей стран—членов организации, включая вновь принятые Китай и Тайвань, состоявшаяся в Дохе в ноябре 2001 г. на фоне событий 11 сентября 2001 г. в США и признаков спада в мировой экономике, была как бы сигналом для международного экономического сообщества о необходимости урегулирования глобальной торговли.

Однако подготовка к следующему торговому раунду переговоров натолкнулась на многочисленные препятствия, и вопрос о его начале был не определен вплоть до последних часов конференции в Дохе.

Развивающиеся страны выступили как основные участницы подготовки к конференции, используя предварительный процесс для создания коалиций и формулирования скоординированного подхода к общим проблемам, особенно в области реформирования отношений в торговле сельскохозяйственными товарами.

Большое влияние развивающихся стран определило акцент переговоров в Дохе на их развитии и на более глубоком интегрировании в систему ВТО путем оказания им технической помощи и применения к ним дифференцированного подхода.

Ноябрьский раунд переговоров в Дохе означал наступление нового этапа международных отношений с активным участием развивающихся стран. Австралийское правительство было убеждено, что он принесет реальный и значительный выигрыш для всех стран. Прежде всего Австралия ставила цель положить конец дискриминации при торговле сельскохозяйственной продукцией. Австралийское сельское хозяйство, исключительно зависящее от внешней торговли, экспортирует 80% шерсти, 76% пшеницы и 63% говядины. Поддержка сельскохозяйственного производства в странах—членах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в 2000 г. достигла невероятных размеров — 327 млрд. долл. США, или около 1 млрд. долл. в день, что в 6 раз превышает помощь всем развивающимся странам.

Декларация, принятая в Дохе, впервые поставила на повестку дня вопрос о ликвидации субсидий фермерам. Декларация предусматривала также ведение переговоров по широкому кругу других вопросов, включая услуги, производство промышленной продукции, интеллектуальную собственность, правила ВТО (включая антидемпинговые меры), разрешение споров и некоторые проблемы торговли и окружающей среды. Предусматривалось также продолжение рассмотрения ряда проблем, связанных с торговлей, или так называемых «сингапурских вопросов» (инвестиции, конкуренция, прозрачность государственных закупок и облегчение торговли), для принятия соответствующих решений.

Решение проблем международной торговли все более осложняется, особенно теперь, когда в ВТО входят 145 стран (2003), причем 3/4 из них — развивающиеся. В организации хотят участвовать множество стран, причем это приводит к нарастанию в ней противоречий между развитыми и развивающимися странами. Увеличение численности и влияния развивающихся стран в ВТО — новый фактор, который привел к принятию так называемой «Повестки развития Дохи».

Почти у каждой страны—члена этой организации имеются свои интересы. Но все они в равной мере признают решения о новом раунде, хотя наблюдаются большие разногласия по обсуждаемым вопросам. Однако Австралия по-прежнему убеждена, что все члены ВТО сильно выиграют от облегчения доступа на мировые рынки сельскохозяйственных товаров, промышленной продукции и услуг. В то же время Европейский союз рассматривает как приоритетную задачу развитие системы новых многосторонних правил, регулирующих такие сферы, как инвестиции, конкуренция, торговля и экология. Развивающиеся страны скептически относятся к возможности реального выигрыша от торговли, особенно такими товарами, как текстиль и текстильная продукция, т.е. там, где экспорт наиболее конкурентоспособен.

Амбициозная риторика и поддержка торговой либерализации, которыми сопровождалось начало раунда в Дохе, должны еще испытать проверку в рамках конкретных переговоров. Министры торговли и экономики приняли решение о завершении переговоров не позднее 1 января 2005 г. Однако это не случилось, и раунд продолжается.

Австралия собирается наращивать сотрудничество с развивающимися странами. Она разделяет их обеспокоенность в отношении трудностей осуществления международных торговых соглашений, берущих начало в Уругвайском раунде, поддерживает их интересы в области торговли сельскохозяйственными товарами. Сама Австралия осуществляет программу технической помощи своим непосредственным соседям и странам, находящимся за пределами региона, ведет с ними политический диалог, нацеленный на укрепление их позиций в торговых переговорах и использование открывающихся благоприятных условий для освоения ими мировых рынков. Например, в 2002 г. Австралия учредила курсы обучения африканских торговых переговорщиков.

На сентябрь 2003 г. в Канкуне(Мексика) была намечена очередная конференция министров торговли стран—членов ВТО, на которой предполагалось подвести итоги переговоров в рамках раунда в Дохе и определить дальнейшие задачи вплоть до его завершения.

Как уже отмечалось, договоренности раунда в Дохе являются приоритетом торговой политики Австралии, но отнюдь не единственным. Правительство придерживается той точки зрения, что оно должно использовать любую возможность для улучшения позиций Австралии на мировом рынке, включая двусторонние и региональные инициативы. В частности, соглашения о зонах свободной торговли облегчают доступ на внешние рынки и увеличивают товарные потоки, являясь, таким образом, важным средством укрепления двусторонних торговых отношений. Переговоры с избранными партнерами открывают перспективу значительного выигрыша сверх того, что может дать процесс договоренностей в рамках ВТО.

Австралия интенсивно торгует с азиатскими странами, инвестирует свой капитал преимущественно в Новую Зеландию, а также в США и Европу, руководит Кэрнской группой, в которую в 1986 г. объединились 14 стран, в том числе такие отдаленные и своеобразные, как Чили, Парагвай и Южная Африка. Австралию беспокоит наличие в странах ЮВА высоких таможенных тарифов. Добиться их снижения — задача, решение которой потребует применения разнообразных стратегий. Благоприятный для Австралии момент состоит в том, что некоторые страны в условиях экономического спада пересматривали свою экономическую и торговую политику, особенно в условиях нарастания глобального спроса на продукцию информационных технологий и резкой переориентации иностранных прямых инвестиций из Юго-Восточной Азии в Китай. Это сделало доступным для Австралии использование многосторонней, региональной и двусторонней стратегий для заключения соглашений о зонах свободной торговли.

В последние годы число стран, изучающих возможность или уже заключивших соглашении о зонах свободной торговли, заметно увеличилось. Среди наиболее активных ее сторонников были Чили, Сингапур, Мексика и Новая Зеландия. Однако даже такие наиболее стойкие приверженцы многосторонней торговли, как Япония и Южная Корея, все чаще обсуждают потенциальное значение зон свободной торговли. Возникла идея регионального объединения стран Восточной Азии. Заявление премьер-министра Японии Дз.Коидзуми о целесообразности участия Японии в региональной интеграции в составе Северо-Восточной, Юго-Восточной Азии, Новой Зеландии и Австралии последовало за согласием Китая создать зону свободной торговли со странами—членами АСЕАН.

Австралия и Новая Зеландия в сентябре 2001 г. первыми согласились содействовать инвестициям и региональной торговле со странами—участницами Зоны свободной торговли АСЕАН и Австралийско-новозеландского соглашения о более тесных экономических отношениях. Характерно, что усиление сотрудничества происходило на фоне замедления регионального и мирового экономического роста.

Заключенное вслед за этим в ноябре 2001 г. между Китаем и странами—членами АСЕАН соглашение об образовании в течение десятилетнего срока зоны свободной торговли свидетельствует о возрастающей роли, которую намерен играть Китай в Азии. Страны АСЕАН уже стали наиболее важным направлением китайских внешних инвестиций, на них уже приходится более 8% китайской внешней торговли.

Финансовый кризис в странах Восточной Азии 1997—1998 гг. открыл перед Китаем возможность более широкого присутствия там, сделал его более открытым для стран этого региона: Китай преуспевал, тогда как многие азиатские страны переживали трудные времена. Доверие к Китаю возрастает, чему в немалой степени способствуют рост иностранных прямых инвестиций, нарастающая конкуренция китайских товаров на мировом рынке, вступление в ВТО, влияние в АТЭС, способность противостоять наихудшим последствиям периодического спада мировой экономики. Успешное экономическое развитие Китая не может не вызывать к нему повышенный интерес.

Однако международная поддержка торговой либерализации не вполне соответствует задачам, поставленным при открытии раунда переговоров в Дохе, и многочисленным усилиям относительно соглашений о зонах свободной торговли. Выполнение Китаем обязательств, принятых при вступлении в ВТО, может оказаться важным фактором динамичной либерализации мировой торговли в ближайшие годы, во всяком случае до завершения раунда в Дохе.

Открытию этого раунда переговоров способствовали тесные прагматические отношения между Европейским союзом и США. Но в ближайшие годы им еще предстоит пройти испытание на прочность. В недалеком будущем защита американской сталелитейной промышленности и спор относительно внешнеторговых корпораций могут привести к нарушению доброжелательных отношений, сложившихся между ними в последнее время. Расширение Евросоюза в 2004 г. не может не оказать огромное давление на его «Общую сельскохозяйственную политику». Документ под названием «Повестка дня ЕС 2000» предусматривал решение этого вопроса, Однако к настоящему времени ЕСосуществил лишь очень скромные реформы и многие его члены рассматривают эту повестку как незавершенную.

Положение с развитием сельского хозяйства и беспокойство по поводу состояния окружающей среды в сочетании с появлением недавних опасений относительно безопасности пищевых продуктов (имеется в виду заболевание животных коровьим бешенством) оказали дополнительное давление на ЕС, вынудив перенести акцент с количества (и соответственно с расходов) на производство высококачественного продовольствия и защиту окружающей среды.

Однако необязательно, что решение, принятое в начале раунда ВТО в Дохе, окажет немедленное влияние на тенденцию к созданию свободных торговых зон. Усиливается признание того, что эти зоны могут дополнить либерализацию и стимулировать развитие многосторонней торговли. Зоны свободной торговли, возможно, сыграют полезную роль и в качестве образца для решения таких новых и сложных вопросов, как конкуренция, инвестиции, электронная коммерция или либерализация услуг. Секретариат ВТО насчитал примерно 170 региональных торговых соглашений, касающихся зон свободной торговли и таможенных союзов, и предположил, что их численность к 2005 г. должна достигнуть 250. Ныне около 43% мировой торговли осуществляется посредством региональных соглашений, к 2005 г. они могут охватить более 50% торговли.

Глобальный интерес к зонам свободной торговли мотивируется рядом факторов, включая желание обеспечить быстрый максимальный выигрыш до вступления в силу решений ВТО, стремление захватить стратегические преимущества путем установления более тесных связей между определенными странами, проявление интереса к либерализации в комфортабельных условиях по сравнению с масштабами мировой торговли.

Успех Североамериканского соглашения о свободной торговле, потенциал зоны свободной торговли Северной и Южной Америки и расширение Европейского союза подтолкнули другие страны к установлению связей как с соседями, так и с указанными выше группами стран.

Австралия рассматривает вопросы установления двусторонних отношений со своими главными партнерами, которые могут обеспечить ей большие выгоды, более обширную торговую либерализацию, чем та, которая может быть достигнута исходя из правил ВТО. Она вела соответствующие переговоры с Таиландом и США.

Раунд переговоров в Дохе с его амбициозной сельскохозяйственной программой представляет собой реальный вызов ЕС и его «Общей сельскохозяйственной политике». Он фокусируется на облегченномдоступе к рынкам, отмене всех форм экспортного субсидирования и существенном сокращении внутренней поддержки — именно на том, что вызывает наибольшее беспокойство в Кэрнской группе стран—производителей сельскохозяйственной продукции. Австралия и другие члены Кэрнской группы намерены работать с государствами—членами Евросоюза и Европейской комиссией, чтобы ускорить реформирование «Общей сельскохозяйственной политики» ЕС в соответствии с целями декларации, принятой в Дохе.

Более 50 лет США играют ведущую роль в поисках рынков и стимулов роста международной торговли. Администрация президента Дж.Буша-мл. утверждает, что она остается приверженной этим принципам. В то же время в самих США дебаты о свободной торговле становятся все более острыми и политизированными. Различные политические силы оказывают заметное влияние на деятельность Управления содействия торговле в соответствии с новым законом о сельском хозяйстве 2002 г. и объявлением защитных мер по импорту стала. В законе содержится намерение сохранить значительную поддержку фермерам, во всяком случае в текущем десятилетии, что не только отрицательно влияет на сельское хозяйство других стран, в частности Австралии, но и ограничивает возможность продемонстрировать в ВТО руководящую роль США в проведении сельскохозяйственной реформы.

Правительство и деловые круги Австралии делали неоднократные представления США, содержащие критику мер по протекционизму, дестабилизирующих мировую торговлю. Эти меры снижают цены на сельскохозяйственную продукцию, сокращают не только американские, но и общемировые доходы, наносят ущерб иностранным производителям. Несмотря на лидирующую роль США в области торговли сельскохозяйственными товарами, их помощь своим фермерам обостряет конкуренцию со странами ЕС и Австралией по следующим ключевым товарным группам: пшенице, рису, растительному маслу и молоку. Эти товары, а также хлопок, производителям которых оказывается большая финансовая помощь, составляют 30% американского сельскохозяйственного производства. Наиболее крупные субсидии достаются самым богатыми и крупным производителям. Потерпевшими становятся мелкие фермеры, которые могли бы выиграть, если бы Конгресс США сократил субсидирование и другие формы поддержки сельского хозяйства.

Мировая сталелитейная промышленность, уже испытывавшая значительные проблемы из-за решения США ввести широкие импортные ограничения с 20 марта 2002 г, на три года, столкнулась с трудностями в торговле этой продукцией. Ситуация обострится, если другие крупные страны добавят свои импортные ограничения. 30-процентный американский тариф уже частично повлиял на австралийский экспорт стали, сделав перспективы ее производства проблематичными.

Австралия активно выступает против практики США, которые предоставляют налоговые субсидии своим экспортным компаниям. Программа, которая предусматривает выделение 4 млрд. долл. СПИ в год, фактически обостряет конкуренцию и бьет по интересам австралийских экспортеров на всех рынках.

Австралия явилась инициатором создания организации Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества(АТЭС). Эта организация представляет собой важный форум регионального сотрудничества. Ежегодно на его заседаниях встречаются друг с другом руководители 21 страны АТР. Они производят примерно 60% мировой продукции. АТЭС взяла на себя и политические обязательства входящих в него стран по региональной экономической интеграции и открытости.

Для Австралии АТЭС служит важным форумом для встреч и дискуссий с ее региональными партнерами по вопросам либерализации и облегчения торговли и инвестиций. Организация направляет свою активность на то, чтобы обеспечить товарам и инвестициям более легкое преодоление национальных границ. Чиновники АТЭС тесно взаимодействуют с руководителями предпринимательских групп, чтобы добиться реализации такой задачи, как снижение к 2006 г. на 5% издержек по осуществляемым сделкам. Для региональных лидеров АТЭС стало форумом для обсуждения новых вызовов в области торговли и инвестиций.

АТЭС открывает возможность поддержания тесных отношений с главными торговыми партнерами Австралии. На ежегодных встречах с лидерами США, Японии, Китая, России затрагивается весь спектр двусторонних отношений. Часто в дружественной, неформальной атмосфере обсуждаются не только экономические, но и важные проблемы политики и безопасности. Участие в АТЭС смягчает разногласия между развитыми и развивающимися странами, существующие во многих международных организациях, и позволяет этому объединению играть важную роль в углублении торговой либерализации в рамках региона.

Очень полезными стали регулярные встречи руководителей казначейств и министерств иностранных дел, введенные в практику после финансового кризиса 1997—1998 гг. Хотя он миновал, в ряде стран сохранилась потребность в регулировании деятельности корпораций и укреплении финансового сектора.

В 1999 г. отмечалась 10-я годовщина существования АТЭС. Истекшее десятилетие показало, что организация способствовала созданию прочной основы для развития рыночных отношений в регионе. Страны, входящие в АТЭС, составляют наиболее динамично развивающийсярегион мира. Восемь из десяти главных торговых партнеров Австралии являются членами этой организации, в том числе такие крупнейшие государства, как США, Япония и Китай. В 90-х годах ХХ в. экономика семи из 21 члена АТЭС росла в среднем более чем на 5% в год. В 2002 г. 62% австралийских зарубежных инвестиций были размещены именно в странах АТЭС, на них приходилось примерно столько же австралийской торговли. Эти цифры демонстрируют значительное возрастание указанных показателей.

Декларация, принятая руководителями стран—членов АТЭС в ноябре 1994 г. в г. Богор (о. Ява, Индонезия), обязала ее участников выйти на свободную и открытую торговлю и инвестиции не позднее 2010 г. для индустриальных государств и не далее 2020 г. для остальных стран. Эта задача стала тогда главной, не потеряла она своего значения и ныне.

На встрече в Бангкоке в октябре 2003 г. руководители стран—членов АТЭС подтвердили свою приверженность Богорской декларации. Они, что исключительно важно, согласились с тем, что достижение целей, определенных для региона, невозможно без обеспечения безопасности, В этой связи Бангкокская декларация обязывает страны АТЭС направить усилия на ликвидацию транснациональных террористических групп, сдерживать распространение оружия массового уничтожения, координировать антитеррористическую деятельность, противостоять другим прямым угрозам безопасности региона, в том числе здоровью населения, и усилить меры по регулированию производства и распространения ручных средств противовоздушной обороны. АТЭС объявила о создании фонда поддержки контртеррористической активности. Австралия обязалась предоставить в его распоряжение 1,5 млрд. долл.

Австралия смогла не только внести позитивный вклад в деятельность АТЭС, но и получить определенные выгоды. В рамках этой организации Австралия, как заявляют ее лидеры, рассчитывает либерализовать торговлю и капиталовложения в Азиатско-Тихоокеанском регионе, осуществить провозглашенные цели, создать открытые рынки и подготовить новый раунд международных торговых переговоров. Австралия прилагает максимум усилий, с тем чтобы добиться снижения своих расходов, связанных с деловой активностью в регионе, предельно облегчить передвижение предпринимателей во все страны АТР, упростить доступ к информации и улучшить деловой климат.

Важной была встреча лидеров стран—членов АТЭС в 1999 г., на которой Австралия успешно реализовала свои задачи, убедив их сохранить обязательства в отношении открытости рынков во время беспрецедентного давления в обратном направлении, вызванного финансовым кризисом в Восточной Азии. В результате австралийский бизнес получил важный выигрыш. Так, Малайзия объявила о снижении тарифов на ряд продовольственных и промышленных товаров, включая фрукты, овощи, молочные и морские продукты, т.е. на товары, экспорт которых очень важен для Австралии. Снизила тарифы и Южная Корея на промышленное оборудование и продовольствие. Индонезия также ограничила пошлины на большинство продовольственных товаров.

Кроме того, в 1999 г. было положено начало диалогу по вопросу об увеличении торговых и инвестиционных потоков между участниками Зоны свободной торговли АСЕАН и Австралийско-новозеландского соглашения о более тесных экономических отношениях. В ходе состоявшихся переговоров стороны пришли к заключению о целесообразности образования на высоком уровне оперативной группы, которая бы изучила возможность создания к 2010 г. общей зоны свободной торговли. Председателем на этих переговорах был назначен бывший министр торговли Австралии Т.Фишер. Австралия рассчитывала, что деятельность созданной группы повысит значение стран-членов в торговле. Например, в 2000 г. они поглотили австралийских товаров на 15,2 млрд. долл., или 13,7% всего ее экспорта.

Полная реализация Соглашения о взаимном признании одинаковых товарных стандартов по электрическим и электронным товарам может обеспечить экономию для экспортеров и потребителей на сумму 12,5 млрд. долл. в год. Другие достижения в рамках АТЭС включают: принятие правил для облегчения деловых поездок (выдача специальных виз для предпринимателей), ускорение таможенной очистки товаров и более точная их оценка, содействие принятию международных стандартов для реализуемой продукции и облегчение доступа предпринимателей к телекоммуникационным сетям.

В 2001 г. значительным событием в деятельности АТЭС была встреча министров торговли и экономики и лидеров стран-членов в Шанхае, где было подписано соответствующее соглашение. Это была программа, которая предусматривала прежде всего ускорение прогресса в решении задач, провозглашенных на встрече в Богоре в 1994 г. Шанхайское соглашение определяет подходы, которые открывают новые возможности для тех стран, которые готовы возглавить поступательное движение. Другие же страны получают отсрочку до обретения готовности к осуществлению этих инициатив. Австралия уже начала разрабатывать новые меры, которые дали бы ощутимую выгоду ее предпринимателям.

В повестке дня шанхайской встречи просматривался призыв к созданию так называемой новой экономики, кульминационным пунктом которой стала бы новая стратегия в сфере использования электроники. Она предполагает усиление рыночных структур и институтов, создание делового климата, который максимизировал бы преимущества «новой экономики». Стратегия определяет также меры по содействию инвестициям, развитию инфраструктуры и технологий, с тем чтобы к 2005 г. утроить использование Интернета.

В 2002 г. АТЭС намеревалась начать работу по сокращению на предстоявшую пятилетку стоимости торговых операций на 5% с целью облегчения движения торговых потоков, поддержать переговоры в рамках ВТО, с тем чтобы помочь развивающимся странам участвовать в новом раунде и проводить в жизнь соглашения этой международной организации. Другие приоритеты Австралии включают дальнейшие шаги по внедрению электроники в торговые операции и укреплению торгового права в развивающихся странах—участницах АТЭС. Используя положения доклада 2001 г. «Экономика АТЭС: отмена барьеров», Австралия стимулирует дальнейшее снижение административных барьеров в торговле и продолжает расширять деловую активность в регионе в соответствии с программой деловых поездок предпринимателей в рамках АТЭС.

В 2004 г. отмечалась 30-летняя годовщина вступления Австралии в диалог со странами АСЕАН. Еще в 2002 г, была поставлена цель удвоить объем торговли и инвестиций Австралийско-новозеландского объединения с 10 странами АСЕАН к 2010 г. путем выявления и устранения ряда нетарифных барьеров. Ныне указанное объединение служит важным дополнением к вполне развитым отношениям между Австралией и странами АСЕАН. В 2003 г. были осуществлены практические меры по усилению сотрудничества, в частности путем упрощения таможенных процедур. Реализованы также инициативы в отношении мелких и средних предприятий, интеллектуальной собственности и услуг.

Предпринимательский совет Австралийско-новозеландского объединения и стран АСЕАН, представленный двумя членами от каждого участника, дает рекомендации министрам торговли и экономики относительно приоритетов и перспектив в отдельных сферах сотрудничества. Члены совета ежегодно встречаются с министрами для обсуждения насущных проблем и участвуют в подготовке регулярных встреч ведущих экономических экспертов.

В сентябре 2001 г. министры торговли и экономики стран—членов АСЕАН сделали очередной шаг к более тесной интеграции между государствами, входящими в Зону свободной торговли АСЕАН, и Австралийско-новозеландским объединением путем установления рамок экономического сотрудничества. Эта структура— результат шестилетней работы, подчиненной задаче облегчения торговли и экономического сотрудничества между двумя группами стран. Министры приняли рабочую программу, охватывающую таможенные пошлины, электронную коммерцию и мелкие и средние предприятия. На встрече, состоявшейся в Брунее в 2002 г., министры решили создать комитет по узакониванию рамок экономического сотрудничества между Австралией и Новой Зеландией, с одной стороны, и АСЕАН — с другой. Впервые предусматривался формально-структурный подход к вопросам содействия торговле, инвестициям и региональной экономической интеграции. Знаменательно, что решение о симулировании и узаконивании торговых и инвестиционных отношений было принято на фоне снижения регионального и глобального экономического роста.

Кэрнское соглашение нацелено против дискриминации входящих в него стран, главным образом со стороны государств Западной Европы. На страны, заключившие Кэрнское соглашение, приходится 20%мирового сельскохозяйственногоэкспорта. На встречах их министров постоянно председательствует министр торговли Австралии. Кэрнская группа весьма преуспела в деле укрепления сотрудничества между странами, которые поддерживают идею отказа от несправедливой практики в области торговли сельскохозяйственной продукцией. Благодаря Кэрнскому соглашению Австралия смогла повысить свою роль на международных переговорах по сельскохозяйственным товарам.

В рамках Ассоциации стран регионального сотрудничества Индийского океана (19 государств) Австралия продолжает концентрировать свои усилия на облегчении региональной торговли и инвестиций. В апреле 2001 г. на заседании в Омане совет министров этой организации решил создать оперативную группу высокого уровня для рассмотрения дальнейших шагов и путей улучшения деятельности этого объединения. Благодаря функционированию этой группы Австралия добивается осуществления своей важнейшей задачи — стимулирования торговли и инвестиций.

Как показано выше, действия Австралии в международных экономических организациях весьма активны и многогранны. Их высокая результативность позволяет ожидать, что они продолжатся и в дальнейшем.